I  N  T  E  R  E  T  H  N  I  C
Сайт Центра Межнационального Сотрудничества
Архив старого сайта Центра межнационального сотрудничества
Публикации



Мордобой-скауты


Насилие становится важной и все более обыденной частью российской политики.

Выбор инструмента диалога власти с оппозицией зависит, в первую очередь, от оценки самой властью уровня опасности, которую представляют для нее частные или общественные противники. В основном достаточно простого вызова в Кремль для дачи разъяснений, иногда требуется отключить возможность доступа на телеэкран. В некоторых непростых случаях применяется прокуратура или налоговая инспекция. Иногда, видимо, для экзотики, экологический пастырь Митволь. В случае с оппозиционными молодежными объединениями, учитывая неприятное «оранжевое» послевкусие, видимо, возможны и прямые методы убеждения в виде физического действия.

Этот метод в силу своей простоты и быстрого обеспечения эффекта может находить все более широкое применение, выходящее за рамки работы с вероятной оппозицией. В результате насилие может стать важной и, к сожалению, все более обыденной частью российской политики.

Лишним подтверждением тому стало понедельничное нападение группы неопознанных молодых людей на активистов левых молодежных движений, недавнее избиение граждан Польши, столь же недавний налет группы также неопознанных молодых людей на штаб-квартиру Национал-большевистской партии, а также регулярные стычки, возникающие в ходе различных уличных мероприятий.

Использование в качестве политического аргумента бейсбольной биты традиционно считается проявлением нездоровья общества, свидетельством отсутствия механизмов для цивилизованного решения конфликтов. В современной России это усугубляется тем, что за последние два года политика у нас значительно помолодела. Свертывание традиционных общественных институтов привело к тому, что основные события происходят на улицах, а главные действующие лица в лучшем случае только-только вышли из студенческого возраста. Молодости свойствен радикальный взгляд на вещи, впрочем, одним только юным возрастом участников уличных акций нарастающую волну насилия объяснить невозможно. Есть и другие, рукотворного происхождения причины.

Происхождение побоев противников режима сами они связывают с активистами прокремлевского движения «Наши». Официальные представители организации Василия Якеменко обычно отрицают эти обвинения, указывая на сугубо мирный характер своей деятельности.

На самом деле пролить свет на происхождение таинственных молодежных группировок может обращение к нашей недавней истории. Еще в 60-е годы прошлого века такие же группы молодых людей препятствовали тем своим сверстникам, что пытались зайти в церковь, мечеть или синагогу. Чуть позже, уже на рубеже 70–80-х, доставалось посетителям рок-концертов. Наконец, можно вспомнить и то, что для многих диссидентов высылке из страны предшествовали малоприятные встречи в подъездах.

За вычетом последнего примера, группы молодых людей с крепкими кулаками и активной жизненной позицией вовсе не были анонимными. Тогда их называли комсомольскими оперативными отрядами, и действовали они на вполне официальной основе с полного одобрения начальства.

Есть все основания предполагать, что сегодня национал-большевики и другие молодые противники режима также сталкиваются с дальним потомком такого комсомольского оперативного отряда. Возможно, официальное руководство «Наших», и правда, не имеет к его деятельности никакого отношения, равно как и райкомы комсомола только формально руководили своими отрядами. Обычно у такого рода объединений бывали совсем другие кураторы.

Активизация деятельности «неформального оперативного отряда» логично укладывается в общую канву политики властей по борьбе с «оранжевой угрозой». Сегодня Кремлю выгодно преувеличивать ее масштабы, направляя увеличительные стекла официальных телеканалов на небольшие группы политически активных граждан, выступающих против официальной политики. На самом деле даже в нынешних масштабах «неформальный оперативный отряд» легко мог бы справиться с этой оппозицией.

Однако главной задачей «неформального оперативного отряда» является не просто вразумление оппонентов, но и создание определенной атмосферы в обществе.

Мало запугать оппонентов, надо еще и лишить их потенциальной общественной базы. Люди должны начать бояться участвовать в акциях протеста. Когда несанкционированная властями общественная активность ассоциируется, прежде всего, с побоями, число тех, кто будет выходить на улицы, вряд ли будет расти. Скорее, наоборот. Вообще, подобного рода мобильные отряды обладают достаточно широким спектром применения, куда помимо прямого насилия входят и провокации, и специальные целевые акции. В последнем случае, возможно, полезно будет вспомнить, например, о том, как после активного обсуждения вопроса о крайне низкой эффективности московских правоохранительных органов начали выдвигаться предложения о существенном сокращении невероятно раздутых, но практически бесполезных милицейских штатов. Тут же подоспели какие то невнятные, но шумные митинги и выступления столь же неясных молодежных групп, для пользы дела обозначенных то ли как скинхеды, то ли как организации фашистского толка. И все – больше вопрос о бессмысленности огромного правоохранительного штата не поднимался.

Кроме всего прочего, деятельность «неформального оперативного отряда» может дать еще и побочный, но от того не менее желательный эффект. Регулярные сообщения о стычках молодежных группировок одновременно с распространением информации о полумифических скинхедах не только парализуют желание людей участвовать в общественной жизни, но и представляют власть как единственную силу, способную избавить граждан от молодых людей с крепкими кулаками и бейсбольными битами. А это с приближением выборов дорогого стоит.


Источник: Газета.RU



Если у Вас есть интереснаяинформация о межнациональной
обстановке в вашем регионе илио деятельности вашей организации,
то мы будем рады получать ее от васи размещать на нашем сайте.
center@interethnic.org