I  N  T  E  R  E  T  H  N  I  C

Вернуться на главную страницу



Может ли чеченец нормально жить в России?


     4 февраля 2004 года Федеральная служба по делам переселенцев и беженцев депортировала в Россию первого чеченца, пытавшегося найти политическое убежище в Швейцарии. Однако процедура депортации вызвала волну негодования. Чеченский юноша, который сегодня проживает в маленькой деревушке под Владимиром, подвергся избиениям по прибытии в Москву. В беседе с корреспондентом Le Temps он описал все подробности своей высылки. Итак, может ли чеченец нормально жить в России?

     Да, может, считают в Федеральной службе по проблемам переселенцев и беженцев. И это, несмотря на все настоятельные рекомендации Верховного Комиссариата ООН по правам беженцев воздержаться от насильственной репатриации чеченских граждан до тех пор, пока "в Чечне не стабилизируется обстановка и не будут созданы условия для достойной жизни". И это, невзирая на отчеты самых уважаемых правозащитных организаций (Мемориал, Human Rights Watch, Amnesty International), в которых множество страниц посвящено описанию противоправных и насильственных действий, которым подвергаются "черные", как называют русские своих соотечественников кавказской национальности.

     Депортация 23-летнего Аслана (имя вымышленное) проходила по установленному сценарию: полицейские арестовали его ночью, забрав из центра проживания беженцев в Куаре, в фургоне с решеткой его привезли в Цюрих-Клотен, а оттуда на самолете компании Аэрофлот отправили в Москву, передав все необходимые документы капитану самолета и нарушив обещание, данное адвокатам молодого чеченца, отложить депортацию на два дня, дабы у них было время подать иск. "Когда самолет прибыл в Москву, сначала подождали, чтобы все пассажиры покинули салон, - вспоминает Аслан. - Потом за мной пришли люди из спецслужб и забрали у меня паспорт". После чего, по словам Аслана, ему завязали глаза и начали допрашивать о мотивах его пребывания в Швейцарии, при этом ему угрожали ("мы знаем о тебе все") и избивали. На следующий день ему предложили связаться с его знакомыми в Москве, чтобы те заплатили выкуп в 3000 долларов, и когда необходимая сумма была собрана, его якобы сразу же отпустили.

     В Федеральной службе по делам переселенцев и беженцев (Швейцария) ставят под большое сомнение правдоподобность этой истории, поскольку нет ни единого свидетеля, готового подтвердить рассказ Аслана. Есть, правда, фотография, сделанная через три дня после освобождения Аслана, на ней отчетливо видно распухшее лицо последнего. Но в Службе по делам переселенцев и беженцев говорят, что эта фотография не может служить доказательством ни причины, ни времени, ни происхождения побоев и телесных повреждений, как же по ней невозможно установить "авторов" увечий.

     Потрясающе! Неужели кто-то может предположить, что просители политического убежища дойдут до того, чтобы добровольно согласиться на фингал под глазом, лишь бы доказать свою правоту?!?

     8 июня Комиссия Швейцарии по вопросам предоставления политического убежища окончательно отклонила ходатайство г-жи Афры Вайдманн из ассоциации "Augenauf" о возвращении Аслана в Швейцарию. Некоторые выдержки из заключения юстиции кажутся просто сюрреалистическими с учетом реального положения "лиц кавказской национальности" в России, с учетом ситуации, которая ухудшается с каждым новым преступлением, записываемым на их счет.

     Тем не менее, по мнению суда "все граждане Чечни имеют конституционное право получить регистрацию в любом уголке их огромной страны. А те, кому это сделать не удается, наверняка не в ладах с законом". Также Комиссия упрекнула Аслана в том, что, прибыв в Москву, он не связался с посольством Швейцарии. В ответ г-жа Вайдманн только иронизирует: "Ну, конечно, после того как его выдворили из страны как преступника, ему только и оставалось, что отправиться в посольство страны, которая так к нему отнеслась. Это выглядело бы еще большим безумством с учетом недавнего взрыва в московском метро, ответственность за который возлагают на чеченцев!"

     Но основной упрек, сделанный Аслану Службой по делам переселенцев и беженцев, состоял в том, что он отказался говорить по-русски. Хотя представители правозащитных организаций пришли к единодушному мнению, что русский Аслана лишь с очень большой натяжкой можно назвать русским. Ничего удивительного в этом нет. Аслан был школьником в 1994 году, когда все русские преподаватели спешно покидали Чечню, спасаясь от наступления собственной армии. Правда, когда в июне 2003 году Аслан прибыл в Швейцарию через Украину, не без помощи целого ряда "проводников", то на самом первом допросе он отвечал на вопросы по-русски, но когда дело дошло до более серьезных дознаний, где ему нужно было объяснять причины своего бегства из страны, он попросил, чтобы ему разрешили объясняться на родном языке. Кстати, одной из причин, было то, что его семья подвергалась постоянным преследованиям, поскольку дядя Аслана являлся близким советником Масхадова.

     "Я объяснял ему тысячу раз, что отказ говорить по-русски может обернуться для него репатриацией, - сказал русскоговорящий сотрудник Службы. - Но он упрямился до конца". Таким образом, вердикт был краток: "Отказать". "Случай Аслана должен создать прецедент, - считает Афра Вайдманн, которая представляла его интересы в Швейцарии. - Примерно 300 чеченских граждан желают получить политическое убежище в Швейцарии, но их здесь не хотят".

     "Это неправда, - не соглашается Брижит Хаузер, представитель Службы по делам переселенцев и беженцев. - Мы рассматриваем каждое дело индивидуально, но в случае с Асланом мы сочли, что у него достаточно родственников в России и что это поможет ему легче вписаться в новые условия жизни".

     Но очевидно, что молодой человек по-прежнему слишком опаслив и недоверчив. Как затравленный зверь он скрывается в разрушенном домишке на территории бывшего колхоза недалеко от Владимира, в 200 км от Москвы. Когда мы встретились с ним, он был вместе со своим двоюродным братом лет тридцати, без документов, растерянный и не имеющий никаких шансов получить регистрацию, а, значит, - нормальную жизнь и работу. "Милиционеры заваливаются ко мне в любое время дня и ночи, но взять у меня уже нечего, - говорит Аслан, обводя руками свое убогое жилище, и добавляет. - У нас нет перспективы в будущем. Вернуться в Чечню, чтобы тебя убили по приказу Рамзана Кадырова? Об этом не может быть и речи".

     В этой связи на ум приходят строки из отчета Службы по делам переселенцев и беженцев, которая считает, что "российские власти предприняли все меры, чтобы стабилизировать ситуацию в Чеченской республике и передать власть чеченцам, в результате чего значительное количество беженцев вернулось домой". Когда читаешь эти строки, понимаешь, что эхо кремлевской пропаганды докатилось даже до Берна. Однако, атака чеченских сепаратистов 22 июня на территорию Ингушетии красноречиво опровергает миф о стабильности в регионе. Кстати, Владимир Путин отреагировал на ингушский инцидент обещанием новых репрессивных мер, дабы положить конец этой грязной войне.

     Если уж Швейцария не осмеливается критиковать хозяина Кремля, то она могла бы, по крайней мере, признать существование античеченского расизма в России и проводить свою политику предоставления политического убежища с учетом этого факта. Она это делает лишь частично: согласно последним сведениям, около 30 чеченцев получили статус политических беженцев и примерно 15-ти был предоставлен статус временных беженцев.

Источник: Информационное агентство Маркетинг и консалтинг, перевод публикации из Le Temps

Вернуться на главную страницу

Copyright © 2003 inform@interethnic.org

Сайт межнационального сотрудничества