| Главная  страница |
 


Россия: решение проблем возрождения через строительство социальных структур


   В числе обстоятельств, характерных для современной России, можно выделить две большие группы. Первую можно условно назвать группой намерений. Сюда, в частности, относятся:1. Постоянные декларации отечественной власти о строительстве правового и экономически развитого государства, о поддержке малого и среднего бизнеса, о борьбе с преступностью, о решении национальных и миграционных проблем и т.д.

   2. Безупречные на поверхностный взгляд лозунги и прожекты разных политических партий по поводу благоустройства общества.

   3. Различного рода экономическая и гуманитарная помощь, оказываемая России со стороны западных государств и их неправительственных организаций: займы, кредиты, инвестиции, предназначенные к подъему производства, гранты, выделяемые под проекты в сфере защиты прав человека, этнических и социальных проблем, просветительские программы и проч. Вторая группа – группа реалий. Правовое государство построить никак не удается, принятые законы «не работают», права человека, этнических, религиозных и иных общественных групп по-прежнему не реализуются удовлетворительным для их субъектов образом, дезинтеграция общества по национальным, социальным, возрастным границам углубляется. Преступность, меняя цвета и формы, прирастает; созидательный бизнес, подтачиваемый правовым беспределом; не может встать на ноги, инвестиции из-за рубежа, доказав на протяжении многих лет свою бесперспективность в подавляющем большинстве случаев, сокращаются; многомиллиардные займы растворяются без видимой отдачи, программы, под которые они получены, не приносят обещанных результатов. Просвещение узко очерченного контингента в сфере общечеловеческих и этнических прав, в сфере организации бизнеса и пр. также не производит в обществе заметных изменений к лучшему.

   Поскольку описанная ситуация (расхождение между добрыми намерениями и удручающими результатами) устойчиво повторяется из года в год, искренним и позитивно заинтересованным в будущем Российского государства его внутренним и внешним партнерам впору озадачиться вопросом: почему?

   Можно, конечно, объяснять всё сознательным отрицательным влиянием на протекающий процесс со стороны отдельных личностей и корпораций (например, Чубайс или бюрократы-чиновники). Такой подход привычен, прост, удобен и даже дает чувство некоторого удовлетворения: ведь «истина» найдена и трудно себя за это не похвалить; кроме того, вокруг этой «истины» как точки опоры человек начинает выстраивать мир, в котором он существует, и в нем приобретает уверенность, ориентацию – то, в чем он всегда остро нуждается. Именно предлагая простую и ясную точку отсчета, связанную с ней систему координат и возможность ориентации в бытийном пространстве, идеологи множества мастей приобретают взамен власть над массовым сознанием, в особенности в условиях, когда, как сегодня в нашей стране, прежние ориентиры разрушены и общество оказалось «потерянным».

   Но поиск виноватого и даже его наказание, изгнание, истребление, как свидетельствует вся история человечества, не дают решения проблемы по существу. Ибо сила разрушения, отторжения, уничтожая старое, никогда не создает ничего нового (если, конечно, не подразумевать под новым руины): следовательно, «правильное» общество на месте «неправильного» возникнуть благодаря ей не может. Чтобы строить общество, нужна созидательная сила, а она имеет своей основой понимание элементов и механизмов, от которых надлежит отталкиваться и из которых предстоит монтировать конструкцию. Без знания свойств материала и законов, этим материалом управляющих, самый вдохновенный творец обречен на неудачу.

   К сожалению, в данном отношении либеральные демократы, пришедшие к власти в России в 1991 году, заметно уступают своим предшественникам. Отбросив вместе с прочим идейным наследием советского периода исторический материализм и «тоталитарную» политэкономию, опыт социального (коллективного) и производственного строительства, они всерьез ничего не смогли предложить взамен. Если поначалу постперестроечные идеологи еще пытались туманно намекать на то, что обладают неким сокровенным, недоступным простому смертному экономическим знанием, которое якобы позволит разрешить все существующие проблемы (не только собственно экономические, но и социальные, в сфере образования, здравоохранения и пр.), то затем - когда программы обретения благодати в 300, 500 и т.д. дней, «шоковая терапия» и другие их эксперименты окончились фиаско - вообще стали обходить эту тему молчанием. Внимательному гражданину нетрудно заметить, что из обихода политиков исчезло как бы само желание знать о глубинном устройстве общества, законах его функционирования и, отсюда, принципах действительно эффективного управления им. Легче оказалось провозгласить, что рынок как некая сверхъестественная сила сам все отрегулирует и решит. Однако сие странное божество почему-то оказалось глухо к заклинаниям своих жрецов: ничто не регулируется, ничто не решается.

   Вслушиваясь в выступления нынешних отечественных политиков – депутатов Государственной Думы, отдельных членов правительства - обнаруживаешь: почти постоянно речь идет о том, что не так, но очень редко о том, как надо. Но чтобы констатировать недостатки, вовсе не обязательно занимать кресло депутата или министра – это под силу и рядовому налогоплательщику. Дело же государственного деятеля – решать проблемы и прокладывать путь к достижениям - это и только это дает ему право на руководство, на лидерство. К сожалению, в таком смысле Россия сегодня государственных деятелей, строителей державы практически не имеет.

   Даже если и встречаются попытки предлагать какие-то решения (на многочисленных политических телешоу без этого, конечно, трудно обойтись), бросаются в глаза их легковесность, неосновательность, сиюминутность, явная игра на публику, означающая, что практических последствий, воплощения в жизнь они заведомо не получат. Востребованы и расцветают в основном те отрасли политической науки, которые помогают овладеть властью и удерживать ее (технологии проведения выборов, манипуляции общественным мнением, паблик рилейшнз), но не реализовать власть в интересах общества.

   Случайна ли сиюминутность нынешней российской политики, заведомо короткая жизнь практически всех ее инициатив? Нет. Ибо в гигантской нестабильной среде, какою является сегодня Россия, никакое начинание, никакой конструктивный замысел или план и не могут иметь протяженного продолжения, далекой перспективы: «броуновское движение» их попросту сминает. Политические деятели, чиновники всех уровней давно это поняли (по крайней мере, подсознательно) и отказались от бессмысленной траты сил, ограничившись тем, что для них осуществимо: барахтаются, чтобы держаться на поверхности, и ждут момента, чтобы ухватить и подтянуть под себя очередное проплывающее мимо бревно.

   Итак, причина принципиальной невозможности подвижек к лучшему – во внутренней нестабильности страны. А причина нестабильности? – Она в разделении общества, когда у каждой его части своя отдельная «истина», и идет борьба за то, чтобы утвердить именно ее.

   Мир, построенный на частной «истине» – «истине» части общества, никогда не бывает устойчивым, свободным от острых внутренних противоречий. Ведь то, что является истиной только для части общества и отражает интересы только этой части, является ложью для всех остальных. На границе раздела возникает естественный конфликт правды и лжи, отличительной особенностью которого является то, что позиция каждой общественной группы является правдой и неправдой одновременно: правдой для ее носителя, неправдой – для других. Выходит, что общество в целом живет по лжи, а коль так, то результат не заставляет себя ждать. Оттого, что «истина» одной, победившей общественной группы вытесняет «истину» другой, положение вещей принципиально не меняется, ведь это не что иное, как смена одной лжи другой. Нестабильность, «неправильность» вновь прорастут из-под победы, и уже недавние триумфаторы окажутся в роли виновников всех бед. Так будет продолжаться, пока не придет осознание, что всякая частная «истина» - именно потому, что она частная, неполная – ложна, а значит, закономерно уводит на неверный путь. Что подлинная истина может быть только общей, синтезирующей в себе все частные «истины»; что ради ее достижения неизбежно придется пожертвовать долей каждой частной «истины», пересмотреть, изменить их содержание, изменить выстроенные вокруг них системы координат, перестроить развернутые в этих системах малые миры, чтобы слить их в один новый большой мир.

   В этом смысле лозунг плюрализма, поднятый над Россией в перестроечные годы, да так и не отринутый, критично не осмысленный доселе, совершенно не состоятелен. Чем больше в обществе партий (частей) и чем они мельче, тем меньшая его часть при победе любой партии на выборах реализует свою «истину», тем больше «лжи», по которой живет общество в целом. Политическая система, построенная на борьбе за власть множества политических партий и поочередное управление ими страной, всегда обречена на лихорадку.

    Весьма показательно, что страны, принятые россиянами за образец демократии, совершенно определенно идут по пути изживания многопартийности, приближаясь к консолидации общества вокруг единого мировоззрения, единого набора идей. Так, в США по существу есть лишь две партии – демократическая и республиканская. Но мало того – в последнее время происходит практически стирание различий между ними в программах (по замечаниям, высказывавшимся американскими избирателями во время недавней выборной кампании, они не видят никакой разницы между демократами и республиканцами). Аналогичным образом в наиболее политически развитых странах Западной Европы существует либо две партии, идущие по пути программной конвергенции (Великобритания), либо из всего прошлого многоцветья партий выделились несколько наиболее крупных политических объединений, меж которыми маневрирует «мелочь». Идет «укрупнение истины». Этот процесс перешагнул рамки отдельных государств и принимает новые формы: идея Общеевропейского Дома также есть его выражение: народы понимают, что сливая свои миры в большой общий, они уходят от множества проблем и выбираются на верный путь. В нескольких словах идеологию наступающей эпохи можно выразить примерно так. Неправы все порознь. Правы лишь все вместе. Неправо общество, раздробленное на части, разбитое на свободных, независимых друг от друга, тем более – противопоставленных друг другу индивидуумов. Правда – в объединении людей, развивающемся в сложную, последовательно укрупняющуюся систему.

   Принятие такого императива требует полного пересмотра принципов общественного устройства. Умножение и усиление связей между людьми, консолидация и структуризация общества вокруг «истин», преодолевающих частный характер и через пошаговый синтез друг с другом стремящихся к максимальной социальной базе, - вот ориентиры, указывающие путь в будущее и четко просматривающиеся во внутри- и внешнеполитической практике демократических стран в последние полтора-два десятилетия.

   Для России это означает, что пора поумерить восторг в отношении демократических ценностей вековой давности, насаждавшихся в СССР с середины 1980-х годов, но уже исчерпавших себя даже на своей «исторической родине» – на Западе, - и внимать опыту современной демократии, приобретенному через избавление от ошибок и заблуждений, открыть глаза на недвусмысленно обозначившиеся тенденции, извлекать из них практические выводы.

   В чем они могут состоять? Не претендуя на абсолютную полноту освещения темы, назовем два важнейших.

   1. На смену вспышке индивидуализма, взаимного отчуждения, порой откровенно социал-дарвинистских настроений, состоявшейся в 1990-х годах, должно прийти сознательное, целенаправленное взращивание солидарности, коллективизма, человеческого объединения, активно эволюционирующего структурно. Государству следует в своей коммуникации с гражданами перенести основной акцент со «свободного индивидуума» на общины – территориальные, этнические и др.; с ними и именно с ними власть должна вести диалог по всем вопросам жизни: экономическим, политическим, правовым и т.д. Но для этого такие общины надо направленно укреплять и развивать.

   2. Как обязательное условие стабилизации необходим курс на «укрупнение истины» - последовательную интеграцию низовых общин в сообщества более высоких уровней. Не проповедуемая ныне терпимость друг к другу, а эффективное взаимодополнение, согласованное распределение ролей ради созидательного сотрудничества в рамках единого растущего общественного организма, ради совместного большого исторического дела должно стать главным содержанием между коллективами различной природы. Многообразие общин в их единстве («быть разными, но вместе!») – общин, практически решающих вопросы совместного бытия – надо создавать вместо многообразия прожектерствующих партий, уходя от частных «истин» к истине всеобщей.

   Жизненно важно осознать, что если Россия не примет за основу общественного строительства те же принципы, к которым вплотную подошел Запад, она действительно будет постоянно отставшей, не вписавшейся в мировое сообщество страной, плетущейся в хвосте исторического процесса.

   Из сказанного вытекает ряд конкретных соображений.

   1. Для стабилизации ситуации в России и создания плацдарма для последующего ее развития необходимо изменить ориентиры и содержание как собственно российской социальной политики, так и гуманитарной помощи извне: программы, нацеленные не на просвещение отдельных, независимых от общества личностей, подготовку частных предпринимателей и т.п., а формирование общин, коллективов, сообществ, корпораций, обучение профессиональных организаторов общества, тесное соединение экономических процессов с процессами социально-структурного роста. Иными словами – должен измениться тип субъекта, вовлекаемого в решение тех или иных проблем, всякое дело должно перестать быть частным; сопряженная с ним социальная ответственность – превратиться в повседневную норму. Экономические инициативы лишь тогда получат воплощение в жизнь, когда, опережая их и создавая для них почву, будет идти строительство социальных структур – от простейших (семья) до самых масштабных и сложных.

   2. В указанной сфере исключительную ценность представляет богатый опыт самоорганизации общества, накопленный в странах Запада. То, что именно эта важнейшая составляющая демократического строя не получила к себе должного внимания во время реформ в России, вне всякого сомнения, стало одной из основных причин последующих неудач. В данной связи представляется крайне целесообразным организация системы семинаров и курсов по пропаганде такого опыта.

   3. Учитывая, что всякая национальная общность, всякий этнос – это как раз и есть тонко и сложно структурированное общество, содержащее в себе потенциал дальнейшего совершенствования, решение этнических проблем, понимаемых именно в подобном ракурсе, может и должно стать важнейшим средством государственного и общественного строительства. Опыт создания структуры жизни (термин американского ученого Э.Тоффлера), накопленный на протяжении веков различными народами, заслуживает собирания, тщательного осмысления и использования применительно к конкретным историческим обстоятельствам нынешней России. Важно лишь иметь в виду, что позитивный результат возможен здесь тогда, когда частная «истина» любого этноса не будет возводиться им в абсолют, но претерпевать направленное развитие к синтезу с частными «истинами» других народов страны, находя свое завершение (приближение к подлинной, общей истине) в общегосударственном историческом творчестве. В противном случае активизация национального начала способна приводить к конфликтам с окружением и усиливать внутреннюю нестабильность в государстве, что и приходится наблюдать довольно часто. Важность просветительской работы с этническими общинами и оказания им всемерной организационной помощи в названной сфере, мобилизации их собственного интеллектуального потенциала на очерченном направлении трудно переоценить.

   Для преломления вышесказанного в практическую плоскость в приложениях сформулирован ряд проектов, задача которых – дать старт системе работы по социальному строительству в России.

   В этом смысле политическая система, построенная на борьбе за власть множества политических партий и поочередное управление ими страной, всегда обречена на лихорадку.Показателен опыт США, которые, осознав это, ввели двухпартийную систему, причем между двумя партиями разницы, по звучащим все чаще признаниям избирателей, никакой. Укрупнение партий в европейских странах, где борьбу за власть по существу ведут две-три крупных политических объединения, между которыми суетится мелочь. Европа тоже «укрупняет истину», объединяясь. Но это - частная «истина» (а нужна всеобщая)

   Можно быть разными, но вместе.

   Закон не может управлять хаотической массой: нужна структура

Давид Вормсбехер

 
| Главная  страница |