| Главная  страница |
 


Кубань для кубаноидов?





   Антон Николаев

«Чего же они на этот раз придумали?» – устало пробормотал молодой парень Навруз и вырулил на обочину свою старенькую копейку. К машине неторопливым шагом подошел гаишник и остановился напротив двери водителя. «Вы переехали железнодорожный переезд на красный свет», – выдержав паузу, сказал милиционер. Пока водитель пытался возмущенно оправдываться, красный свет на самом деле включили. С обеих сторон железной дороги выросли две колонны машин. Навруз прошел к машине гаишника, через некоторое время понуро вышел – у него отобрали права.

   Несколько недель назад тот же отряд ГАИ отобрал права у отца Навруза, Сарвара Тедорова, председателя краснодарского краевого отделения международной организации месхетинских турок «Ватан». В тот раз гаишник придрался к тому, что Сарвар выехал на противоположную полосу, когда подъезжал к сельскому магазину, к которому не пересекая дорогу подъехать невозможно.

   Забавно, но когда мы ехали дальше и обсуждали, как живут месхетинцы в Краснодарском крае, Нарвуз не стал использовать этот эпизод в качестве доказательства сволочной политики краевых властей в отношении национальных меньшинств и нелегальных мигрантов – так, мелочи. В последний год события развиваются в таком ключе, что не до гаишников – краевые власти в самом деле вознамерились решить проблему турок-месхетинцев путем насильственного выселения. Гаишники-мздоимцы – следствие, а не причина ксенофобии, раздуваемой сверху.

    В марте 2002 года на заседании краевого Совбеза губернатор Ткачев заявил, что «турков будут депортировать из края самолетами». По мнению руководителя новороссийской правозащитной организации «Школа мира» Владимира Карастелева, краевая администрация медленно, но верно идет к осуществлению намеченной цели.

   Во-первых, заглушили общественность: по формальным причинам ликвидировали или приостановили деятельность всех более или менее значимых общественных организаций, поддерживающих турок-месхетинцев: «Ватан», «Краснодарский правозащитный центр», «Новороссийский комитет по правам человека», «Южная волна», «Школа мира».

   Во-вторых, подготовили законодательную базу для придания переселению законного статуса. В конце августа в администрации Краснодарского края было подписано постановление о мерах по урегулированию миграционных процессов. В частности, в этом постановлении утверждается положение о районных комиссиях миграционного контроля. Согласно принятому год назад краевому закону «О пребывании и жительстве на территории Краснодарского края», во всех случаях, когда рассматривается вопрос о проживании человека в Краснодарском крае, необходимо решение краевой комиссии миграционного контроля.

   При этом, как сообщили «Полит.ру» в Крымском филиале отдела по межнациональной миграции (который по сути дублирует функции миграционных комиссий), во исполнение решения того же мартовского заседания Совбеза в Сочи и Темрюке создаются депортационные пункты, где будут концентрироваться незаконные мигранты.

   И наконец, в-третьих, приступили к реальным действиям: вчера утром в станице Варенниковская (Крымский район), в которой живут более 800 турок, представители местной администрации в сопровождении милиции ходили по домам турок-месхетинцев и изымали паспорта. Как рассказали Сарвару Тедорову пострадавшие (их было не меньше четырех), людям было сказано, что паспорта вернут только в том случае, если они заполнят миграционные карты.

   Месхетинцы, которые живут в Варенниковской более пятнадцати лет, не считают себя иностранцами, которые должны заполнять миграционные карты. Кроме того, они опасаются, что через три месяца, когда срок действия миграционной карты закончится, появится формальный повод отправить людей на депортационные пункты.

   Вообще злоключения турок-месхетинцев начались еще в 1944 году, года Сталин выселил их с юга Грузии, где они жили с незапамятных времен, в Среднюю Азию. После того как в 1956 году был снят режим спецпоселения, турки сконцентрировались в Узбекистане, где более или менее благополучно жили, пока в разваливающемся СССР не стали разворачиваться межнациональные конфликты. В марте 1989 г. в Фергане началась самая настоящая резня – погибло более ста человек (большая часть из них – турки-месхетинцы). Не сумевшие предотвратить конфликт власти перевезли около 16 тысяч турок на постоянное место жительства в центральные области России. Однако большинство турок были вынуждены выбираться из неприветливого для них Узбекистана самостоятельно. При этом довольно много их осело в Крымском районе, поскольку как раз в это время жившие там до этого крымские татары смогли позволить себе уехать на родину – в Крым. Сначала где-то впереди маячил вопрос о возвращении в Грузию, потом из-за отсутствия энтузиазма последней – забылся. Краснодарский край – не единственное место компактного проживания турок-месхетинцев. Там их живет порядка 16 тыс. человек, в соседней Ростовской области – 17 тыс. человек, в Ставропольском крае – 5 тыс. человек. Значительные группы турок-месхетинцев находятся в 27 российских регионах. Власти Краснодарского края довольно давно выбрали политику «не пущать». При том, что в других районах России у турок нет проблем с властями.

   Наезды на турок, очевидно, имеют электоральные мотивы – высокий рейтинг предыдущего губернатора Николая Кондратенко держался в первую очередь на жесткой пропаганде ура-патриотизма и шовинизма. Очевидно, для того, чтобы не растерять патриотический электорат, к подобным методам прибегает и губернатор Ткачев.

   Удивительно, но такая политика находит поддержку и в Кремле, на самом высоком уровне. В сентябре прошлого года во время визита в Сочи президент высказался перед кубанским журналистом в том духе, что России не стоит возиться с этими турками – это, мол, забота Грузии.

   Заявление по меньшей мере циничное: из Грузии их депортировал Сталин, а в Краснодарский край они приехали еще в те времена, когда все это были части Советского Союза. Другими словами – люди переехали с места на место в рамках одной страны, а им специально и незаконно не давали прописки.

   Отношение властей к туркам-месхетинцам дает закономерные плоды – многие люди, живущие с ними бок о бок и не имеющие к ним конкретных претензий, начинают считать их людьми второго сорта. По мнению Ольги Агабекян, словоохотливой жительницы расположенной по соседству с Варенниковской станицы Киевской, где живет более трехсот месхетинцев, туркам в Краснодарском крае не место – «потому что они другие».

   «Так претензий нет, – рассуждает Агабекян, – но лучше выселять. Ведь у них другая психология, другая вера. К тому же, они очень громко говорят, и у них непослушные дети. Один из них при мне кинул камнем в велосипедиста. Еще население раздражает, что турки не платят налоги на землю, держат много скота и торгуют на рынке».

   Почему турки не платят налогов на землю, объяснила Зинаида Гаврилова, заместитель руководителя Киевской администрации – поскольку у нас не прописывают турков, то и не могут оформить на них налоги. По словам Гавриловой, «прописаться турку в Киевской практически невозможно – в районе не разрешают не только прописывать турков, но даже регистрировать их браки».

   Что касается земли, то, по словам Гавриловой, сейчас колхоз отнимает у турок всю землю, которую дал. Многим приходится выращивать овощи на приусадебном участке. У них получается – они хорошие земледельцы.

   «Зачем нам эти турки, – вздыхает Агабекян, – лучше бы прислали русских из Литвы, они нам ближе». Но Агабекян лучше не обольщаться – краевые власти и ее не поддержат.

   Показательна история шахматисток Брилевых (матери и дочери), мастеров спорта международного класса по версии ФИДЕ, попытавшихся вернуться на Кубань из Туркменистана.

   В свое время Брилева-старшая была шахматисткой, известной в краевых масштабах. Так как шахматная школа Кубани считалась одной из самых сильных в Советском Союзе, шахматистов звали преподавать в разные концы страны. Брилевой достался Туркменистан, куда она поехала со своей малолетней дочкой - тогда там были хорошие условия.

   Когда кончилась Советская власть, кончились и хорошие условия. Брилевы были вынуждены уехать. Вернулись они, естественно, туда, откуда приехали.

   Вначале их поддержал глава местного спорткомитета Виктор Последов, выбил им гостиницу на три месяца и даже попытался организовать прописку – ничего не получилось. А по миграционной карте на работу на Кубани не устроишься. По словам дочери, Последов пришел к ним и сказал: «У вас полный тупик». Больше не появлялся. Очевидно, спорткомитету такие работники не нужны, притом, что этой весной Брилевы заняли первые места на полуфинальных шахматных соревнованиях Краснодарского края.

   Миграционная политика краснодарской администрации не может не перекидываться и на туристов, которые приезжают на побережье Черного моря. Милиционер в Анапе может дать почувствовать любому отдыхающему москвичу, что такое быть гастарбайтером в родной Москве. Живой пример – железнодорожный вокзал в Анапе, прошлая пятница. Человек бежит на поезд – его останавливает милиционер, для солидности сидящий при входе за столиком, начинает докапываться, почему нет регистрации. Говорит о каком-то штрафе. Пока суть да дело, поезд ушел.

   «Кубань для кубаноидов», – такую надпись я нашел на телефонной будке, откуда звонил в редакцию и объяснял, почему задерживаюсь на день.

 
| Главная  страница |