| Главная  страница |
 



Россия спасется, если пустит к себе иностранцев





    Россия спасется, если расселится в небольшие города и пустит к себе китайцев, немцев, индусов, -- считает доктор биологии, директор центра «Видеоэкология» Василий ФИЛИН

   Где стихия, там всегда жди беды. Особенно такое положение дел касается градостроительства. Москва уже вместила 10 миллионов и собирается вмещать еще больше -- это и есть самая настоящая стихия. Если в советское время проблема перенаселенности больших городов худо-бедно решалась за счет искусственных ограничений (кстати, и сам провинциал Филин проник в Москву, женившись на москвичке), то сегодня их нет. И кончится это все плачевно -- на каждые десять новостроек нужно будет строить одну психбольницу и еще несколько других медицинских учреждений.Выход, по мнению Филина, только один. Уже сегодня перед правительством России стоит сверхважная проблема -- нужно расселять российские города. Непременно и срочно должна быть разработана программа расселения людей по необъятным и необжитым просторам Родины.

   Кстати, во Франции, Швеции, Великобритании и Канаде уже существуют и действуют такие программы. Например, в Канаде, живя на севере, получаешь значительные субсидии на обживание территории. А наши собственные «северные» льготы оказались упразднены, что пустило коту под хвост десятки лет жизни тех, кто терял здоровье «на северах», тщетно надеясь на обеспеченную старость. Если России нужно действительно хорошее будущее, каждая наша «проблемная» территория должна разработать льготы для своих жителей.

   Проблема успешного освоения «бросовых» земель встала перед нашей страной не впервые. Еще Екатерина, заинтересованная в освоении южных степей, выразила решение этой проблемы всего одной фразой: «Нужно создать европейцам в России такие условия, которые им в Европе и не снились». Итог -- в малонаселенные российские степи потоком хлынули немцы. Разные, конечно, были немцы -- кто-то бежал от армии, кто-то -- от суда, от жены...

   -- Когда есть территория, всегда можно найти льготные условия, -- убежден Василий Филин. -- В наше время был период освоения целины. Я сам в 55-м году на Алтае принимал участие в создании совхоза целинников. Потом, уже студентом, дважды выезжал на целину. Там ведь действительно весело было. И главное -- там люди разом поднимались на совершенно новую социальную ступень -- строили дома, женились и создавали прекрасные условия собственного быта. А вот у моего сына теща купила дом в Тульской области -- так баня у них у первых в деревне появилась. Сельская средняя полоса России -- сплошная нищета. И это в то время, когда мало заселены астраханские, алтайские, сибирские земли... Путину сегодня непременно придется что-то вроде освоения целины устроить.

    Пусть изнеженные городским комфортом интеллигенты не пугаются и не спешат записываться в оппозицию. Никто не будет заставлять новорасселенных новороссиян заниматься черным трудом. Новое расселение будет действительно новым -- высокотехнологичным. Если правительство всерьез озаботится развитием малых городов, заниматься можно будет чем угодно -- огородом, садом, фермерством, но также и театром, литературой, созданием интеллектуального продукта. Уже сегодня для россиянина съездить за 100 километров на футбол -- не проблема. Чего же бояться россиянину будущего, прочно засевшему в интернете? Нужно лишь создавать такие условия, чтобы мы распластывались по нашим необъятным просторам, вместо того чтобы тесниться друг у друга на головах в бесперспективных мегаполисах.

   -- После моих выступлений по радио, -- рассказывает Василий Антонович, -- мне теперь звонят, как в какой-то экологический центр. Тут деревья незаконно рубят, тут шумно, тут свалка... Рассказывали случай, что гроб не могли вытащить из подъезда, пришлось проносить его по крышам автомобилей. А все почему? Потому что стихия не регулируется никак. «Город, как скорлупа, задавит нас», -- сказал один греческий архитектор. И был прав. Вот что сейчас в Москве делать с автомобилями? Нет реального выхода. И никакие подземные стоянки, подземные дороги этой проблемы не решат. Поэтому максимальный город будущего -- стотысячник. В нем практически все можно создать для нормальной жизни -- школу, больницу, филармонию... И при этом не нарушить ни экологической, ни визуальной среды.

   Есть у нас и еще одна проблема, решение которой вписывается в филинскую концепцию расселения. Уже сегодня для полноценного расселения у нас недостаточно людского ресурса. Причем речь идет не только о русских. Например, на Алтае острейшим образом встал вопрос: как освоить горно-алтайскую республику для массового туризма, который может принести краю золотые потоки? На одного туриста нужно до четырех человек. Если принимать в год миллион туристов (что вполне реально для природы Алтая), нужны четыре миллиона населения. А там всего чуть больше 200 тысяч. Из них большинство -- сами алтайцы, которые за редким исключением к турбизнесу вообще не приспособлены.

   Сегодня многие манипулируют миграционной угрозой. В реальности же, если эту угрозу превратить в организованный и законный процесс, миграция поможет не только самим мигрантам, но и россиянам.

   -- Любому стихийному процессу нужно придать форму, -- утверждает Филин.

   26 деревень пустуют только в Тверской области. Так почему бы не заселить их китайцами, индусами или немцами на худой конец?

    -- Политики, когда хотят запугать электорат, кричат о китайской угрозе. Тем более что это же государственная политика сегодняшнего Китая -- занять пустующие российские территории. С их населением и с нашими просторами это естественно. Но решение этой явной проблемы отнюдь не в повышении контроля над границами. Даже если к каждому китайцу приставить танк -- они начнут заключать фиктивные браки или нефиктивные, они найдут способ проникнуть через мембрану. Китайцев с фамилией Иванов и так уже полно в приграничных областях. Что же делать? А сделать надо так, чтобы они жили здесь, но по нашим правилам.

   Филин считает, что совсем не обязательно обладать каким-то особенным ясновидческим даром, чтобы увидеть светлое будущее нашей новой России. Выглядит это так: малые города, благоустроенные поселки, развитые коммуникации. И самое интересное: поселок китайский, поселок индусский, поселок немецкий. И каждый занимает: первое -- часть российской территории, второе -- свою собственную экономическую, социальную и культурную ниши. И все это в рамках российской государственности. И тогда никакая глобализация нам ничего не продиктует -- сами будем диктовать кому хотим.

   -- Вы думаете, нереально? -- спрашивает Филин. -- А на самом деле жизнь давно этого хочет. Вот, например, Россель недавно заявил, что ему в крае нужно 250 тысяч немцев. И немцы уже едут в Россию, в ее отдаленные углы! В основном это бывшие российские немцы, вернувшиеся в Германию и теперь уезжающие обратно в Россию. Потому что они там скучают и, по сравнению с их прошлой жизнью в СССР, можно сказать, бедствуют. Я сам общался на Алтае с немцем по фамилии Фоль. Он делает сыр и торгует родниковой водой. И трое братьев приехали к нему из Германии -- тоже делать сыр и торговать водой. И это только первые ласточки. Стоит сознательно упростить миграционные процедуры, и на пустующие земли приедут не только китайцы и немцы, но и, к примеру, индусы. Почему нет? У нас, кстати, миллионы незамужних женщин -- так дать каждой по индусу, и все будут счастливы.

   -- Я не могу найти конкретного человека, который отвечает за уродство наших городов и их перенаселенность, -- признается Филин. -- Сегодня никто никому ничего не возражает, и одновременно мельчают все нормы строительства, идет просто какой-то разгул упрощенки. И ответственного за прямую стену человека, который скажет: пусть стена будет узорчатой -- вы такого человека просто не найдете! Вот что удивительно.

 
| Главная  страница |