| Главная  страница |
 


Новый Российский Закон о Милиции: Дело Сталина живет и побеждает


    Случайно или нет, но в последние дни разговоры о Великом Вожде всех времен и народов вновь возобновились на российских телеканалах. Может это связано с тем, что недавно на родине Вождя торжественно отметили очередную годовщину его дня рождения. Или потому, что невозможно представить сейчас чиновника, в кабинете которого не висит портрет президента России. А возможно причиной вступление в силу на прошлой неделе поправок к законам, имеющих непосредственное отношение к правам человека, которые, увы, оставили в силе сталинскую концепцию отношения государства к гражданам.
    Сейчас согласно закону «О милиции» милиционер имеет право проверять паспорта у граждан, «если имеется повод к возбуждению в отношении их дела об административном правонарушении». Причем, согласно уточнению, внесенному в Административный кодекс, правонарушением считается «проживание и пребывание по месту жительства без паспорта и регистрации». Какие могут быть «поводы» в законе не уточняется. Но угадать не трудно: нерусская внешность, наличие лишних 100 рублей в кошельке и т. д.
    Таким образом «гениальное» изобретение Сталина - институт прописки (что-то вроде крепостного право) - в современной «демократической» России не только не отменилось, но приобрело еще более изощренную форму. В СССР, напомним, предприятиям было запрещено брать на работу сотрудников, не имеющих прописки, однако милиция не имела права проводить тотальные проверки «паспортного режима». Надо ли подчеркивать, что ни в одной цивилизованной стране, даже после самых страшных терактов, полиция подобных полномочии не имеет? В Великобритании, например, если полицейский подозревает, что данный человек совершил преступление, может остановить его и потребовать документы. Но для этого он, во-первых, должен иметь веские основания, и при необходимости в зале суда их внятно изложить; во-вторых, он обязан составить протокол проверки; в-третьих, человек, которого он остановил, имеет право требовать копи этого протокола. Отметим еще, что британские полицейские не имеют права носить оружие, как и все граждане страны. В США и граждане, и полиция вооружены. В России же милиция и бандиты вооружены - население беззащитно.
    При этом статья 11 Закона «О милиции» позволяет стражам порядка беспрепятственно «входить в помещения, занимаемые организациями разных форм собственности, склады и подсобки, осматривать и изымать документы, опечатывать кассы и помещения, если есть данные о совершенном или готовящемся уголовном преступлении или уже совершенном административном правонарушении». Как не прискорбно поводом к возбуждению дела об административном правонарушении может стать заявление гражданки, сообщившей, что ее «соседи живут без регистрации». В результате получается, что, как и в СССР, санкцию на обыск дает не судья, а «начальник ОВД или его заместитель». То есть «священная корова» правового государства - неприкосновенность частной собственности - в России зависит от капризов соседей и настроения начальника ОВД, то есть человека с ружьем.
    Наконец новая редакция Уголовно-процессуального кодекса обязывает суд указывать конкретные фактические обстоятельства, на основании которых «суд принял решение о заключении под стражу обвиняемого». Но опыт нашего судопроизводства показывает, что под «конкретными фактическими обстоятельствами» можно понимать все что угодно.
    В странах Европейского Союза, например, чтобы отправить человека за решетку, необходимо иметь очень веские основания. В России, начиная с ленинско-сталинских времен посадить в тюрьму человека, то есть ограничить его свободу и права до минимума, проще простого. Ведь формулу «был бы человека, а статья найдется» придумали у нас еще в советские времена. Теперь, правда, появилось новое определение: «то, что вы на свободе - не ваша заслуга, а наша недоработка».

Ашот АЙРАПЕТЯН

 
| Главная  страница |