| Главная  страница |
 


Идея уходящего года: создадим новую Европу!


    Рождество - время подумать о приятном. Рождество - время надежд на то, что желания исполнятся, что заявления станут реальностью.
    Порой это относится даже к угрозам. После позорного провала реформы ЕС шесть основных государств Европы все определеннее говорят о своем намерении создать Европу по-новому. Небольшая, но крепкая группа государств должна продемонстрировать, что могла бы являть собой настоящая Европа.
    То, что рассматривается как угроза в отношении Польши и Испании, при близком рассмотрении теряет всякий угрожающий характер. Новое рождение Европы было бы как раз хорошей новостью. Дело в том, что почти за полвека существования Европейского экономического сообщества/Европейского содружества/Европейского союза стали очевидными конструкционные недостатки этой Европы. Было так много недостойных компромиссов (например в интересах НАТО), что верная и важная, как и прежде, основополагающая идея оказалась в целом выхолощенной. Это означает: сотрудничество столетиями враждовавших между собой народов дает Европе невиданный уровень безопасности и благосостояния. И одновременно создает ей авторитет в мире.
    Существует не один десяток причин, почему Европа, тем не менее, так и не обрела новую конструкцию. Остановимся на самых важных. Подобный крупный успех достигается только в том случае, если есть сильная мотивация. Раньше таковую создавала агрессивная коммунистическая угроза, грозившая превратить Европу в концентрационный лагерь наподобие ГУЛАГа. И стремление к тому, чтобы «никогда не было войны», появившееся после того, как немцы и французы трижды при жизни одного поколения воевали друг с другом, понеся миллионные потери. Но такого довода не стало. Всего лишь из-за двух процентов голосов своих сограждан никто не берет на свою совесть жертву, каковую могло бы являть собой второе рождение Европы.
    Но это было бы все же прекрасно
    Была бы прекрасной Европа, не тратящая попусту половину своего бюджета на поддержку неконкурентоспособных на мировом рынке сельскохозяйственных структур, что выгодно, прежде всего, Франции (нам лучше не замечать иронии судьбы, что именно Франция хочет стать основателем новой Европы).
    Была бы прекрасной Европа, которая бы заменила дорогостоящую и парализующую всякую работу языковую мешанину единым рабочим языком. Им мог бы быть английский, чему пока мешал французский эгоизм.
    Прекрасной была бы Европа, если бы она предоставила давно заселившимся на ее территории национальным меньшинствам право на самоопределение и не ставила бы под угрозу автономию Южного Тироля.
    Прекрасной была бы Европа, больше не позволяющая разрушать общую солидарность (а, тем самым, свою мощь) популистам, выступающим за нейтралитет, которые, кстати, ждут, что безопасность им обеспечит кто-то другой, давая взамен лишь добрые советы.
    Прекрасной была бы Европа, первой реализовавшая принцип «один человек - один голос», например, на прямых выборах европейского президента. Европа, в которой ни одна страна больше не имела бы права вето, и которая не слишком бы вмешивалась в жизнь своих народов и регионов. Европа, которая заботится об окружающей среде лучше, чем сегодня (целенаправленно переводя, например, транспорт с улиц на рельсы, не выделяя денег на строительство ненужной автомагистрали через всю Испанию). Европа, которая также не раздает странам как политическую мелочь легковесные обещания об их членстве в союзе, которая дает ясно понять русским и туркам, что они слишком велики и слишком иные, чтобы быть вместе с новой-старой Европой. Законы и правила одинаковы, и для крупных и для малых стран.
    Мечтать это прекрасно.

"Die Presse", Австрия

 
| Главная  страница |