| Главная  страница |
 


Вьетнамский офицер лишился документов и стал пленником мордовской глубинки


    ХУАН ИЗ РОМОДАНОВА Девять лет назад капитана вьетнамской армии Фам Фу Куанга обворовали в аэропорту "Шереметьево". С тех пор он не может ни вернуться на родину, ни получить российское гражданство. Судьба занесла Куанга в мордовское село Ромоданово. За время вынужденного "плена" он прошел путь от батрака до тракториста. Бедолага по сей день не имеет никаких документов и мечтает об одном - увидеть своих детей.

   Человек без паспорта

   "Я - как Ленин, только вьетнамский" - так говорит Фам Фу Куанг о своем 15-летнем скитании по России. Свое сравнение с вождем мирового пролетариата он объясняет двумя обстоятельствами. Во-первых, родился Куанг 22 апреля, во-вторых, полтора десятка лет он живет в вынужденной эмиграции, как некогда и Владимир Ульянов.

   До того как попасть в Россию, капитан вьетнамской армии Куанг 8 лет отслужил замполитом и поучаствовал в китайско-вьетнамских военных действиях. А в конце 80-х решил попытать счастья в Советском Союзе, считавшемся в то время во Вьетнаме благодатным краем для честных трудяг.

   - Родные не зря за меня переживали, особенно мама, - вспоминает Куанг, - ведь я совсем не знал русского языка. Но все-таки решил рискнуть. Думал - и опыта наберусь, и страну посмотрю, и денег поднакоплю...

   Так, из далекой провинции Лянг-Джанг уехал он во Владимир и попал на местный тракторный завод. На родине у Куанга остались мать, три брата, две сестры, жена, дочь и сын...

   На Владимирском тракторном бывший вьетнамский офицер никакой работы не сторонился. Был и сверловщиком, и фрезеровщиком. "Там такой шум стоял, оглохнуть можно, друг друга не слышно и разговаривать невозможно" - это самые яркие воспоминания Куанга о российском предприятии. Когда контракт закончился, Куанг купил билет, собрал чемоданы и отправился в аэропорт "Шереметьево". Он уже предвкушал счастливую встречу с родственниками, как прямо у трапа обнаружил, что его обокрали. Нет ничего - ни документов, ни денег, ни билета...

   - Я не знаю, как это произошло, - вспоминает Куанг, - но в тот момент был у меня шок. А я русского языка почти не знал, понятия не имел, где находится вьетнамское посольство, да и просто помутнение рассудка какое-то наступило. Не знаю, хорошо это или плохо, но тут встретился мне русский, с которым мы вместе работали на тракторном. С трудом я объяснил ему, что случилось. Он позвал меня с собой, в Мордовию, к тетке. Решил, что я там в себя приду и придумаю что делать. Махнул я рукой и... поехал. Так и оказался здесь, в Ромоданове.

   "Я иногда почти не спал"

   Насмотревшиеся латиноамериканских сериалов ромодановцы сразу окрестили Куанга Хуаном. Так они его и по сей день зовут. Сельчане сочувствовали вьетнамцу, но не знали, как ему помочь. Да и он ничего не мог толком объяснить. Не умел по-русски ни писать, ни читать, ни нормально общаться. Отправлял несколько раз письма в посольство, сельчане ему помогали подписать конверт. Но никакого ответа так и не дождался. А у него при себе ни денег, ни документов. Поэтому когда местный ингуш Магомед предложил Куангу работу, тот был ему очень благодарен. Но самое главное, что Магомед заверил вьетнамского горемыку, что у него есть в посольстве Вьетнама знакомые и насчет нового паспорта можно договориться. Только на все нужно время...

   - Он и комнату мне дал, - рассказывает Куанг, - только платил очень мало, но я все деньги на дорогу откладывал, хорошо, что хоть Магомед кормил меня. Но работал я много. И за хозяйством его смотрел, и плотничал. Я иногда почти не спал. Потом Магомед совсем перестал платить. Только кормил. Но я все терпел, потому что он говорил, что ходил в паспортно-визовую службу и скоро я получу свои документы.

   Так Куанг пробатрачил два года. "Особенно страшно было первые месяцы, - признается он, - приходили ко мне парни пьяные, в дверь стучали, денег просили. Да спасибо соседям - они с ними поговорили, и те больше не появлялись".

   "Да как не помочь такому парню! - говорит сосед Куанга Иван, - он и добрый, и не пьет, слова плохого не скажет, работает день и ночь. Мы все жалели его, когда Магомед исчез..."

   Действительно спустя некоторое время Магомед взял у Куанга почти все накопленные за это время деньги - три миллиона неденоминированных рублей (по нашим временам - несколько тысяч). Объяснил, что паспорт готов и за него надо заплатить. На самом деле Магомед насовсем уехал из Ромоданова в Ингушетию, распродав втихаря имущество.

   Прокати нас, Куанг, на тракторе!

   Сельчане пожалели вьетнамского бедолагу, обратились к председателю местного колхоза с просьбой дать Хуану хоть какую-то работу, чтоб с голоду не умер. Так Куанг стал трактористом. К тому же одна из сельчанок приютила вьетнамца с условием, что хозяйство у них будет общее. А держать его будет Куанг.

   "Нельзя было парня без документов на работу брать, - признались "Известиям" колхозные чиновники. - Да жаль же. Пропадет! Он ведь не отморозок какой, а честный трудяга. Получается, если у него паспорта нет, так он и не человек вовсе?"

   Через некоторое время колхоз расформировали, и Хуан стал трактористом на ромодановской машинно-тракторной станции. Он и сейчас трудится там, так же без документов.

   "Я не жалею, что доверил ему трактор. Работящий мужик, - говорит директор МТС Александр Захаров. - Его трактор всегда в порядке. Хуан никогда не отказывается ни от какой работы. Всегда все сделает правильно и в срок".

   Правда, денег на селе много не заработаешь. А порой зарплату дают даже натурпродуктами, так что иногда Куангу едва на хлеб хватает. Но вьетнамец не унывает, даже двух поросят завел. "Потом свиней заколю, будут хоть какие-то деньги, - говорит он, - знаете, рабочий человек никогда не бывает богатым. И это не только в России, во всем мире так. Только трудиться все равно надо, чтобы оставаться человеком". Куанг поставил себе задачу - как следует выучить русский язык. Разговорным он уже неплохо владеет. Но теперь учится еще писать и читать по-русски. Куанг еще надеется попасть во вьетнамское посольство и получить новые документы. "Надо только подкопить денег, подучить язык и ехать в Москву за помощью..." - говорит он. Другим свои сбережения Куанг теперь боится доверять.

   "Даже если мне не удастся восстановить вьетнамские документы, то, может, хоть российское гражданство удастся получить, - говорит Куанг. - Тогда я смогу пригласить к себе в Россию свою семью. Старший брат писал мне, что отец совсем болен. Он умирает и хочет меня видеть. Да и дети все время спрашивают, когда же я приеду. На это письмо я ничего так и не ответил, только всю ночь проплакал. Но ничего, постараюсь все сделать, чтобы мы увиделись. Я им тогда все расскажу. Надеюсь, они поймут меня и простят..."

   "Он будет депортирован"

   Чтобы до конца разобраться в истории с вьетнамским офицером, "Известия" обратились с запросом в официальные инстанции Республики Мордовия. В региональном ОВИРе были очень удивлены, узнав, что в мордовской глубинке проживает иностранец без документов.

   - Этого не может быть, - сказали сотрудники ОВИРа, - если бы что-то подобное было, нам администрация района давно дала бы об этом знать!

   В администрации Ромоданова от Хуана вообще открестились.

   - Нет у нас таких в селе, - заявил "Известиям" глава района Александр Калинин, - и не было никогда. Как девять лет живет? Ну лично мне об этом ничего не известно.

   Через некоторое время заместитель начальника ОВИРа Мария Селезнева сообщила "Известиям":

   - Мы разобрались с гражданином Куангом, - сказала Селезнева. - Он вообще не наш. Должен был из Владимира во Вьетнам поехать, а почему-то попал в Мордовию. В ближайшее время он будет депортирован из республики во Владимир. Мы уже связались с тамошней вьетнамской диаспорой. А потом уж пусть они сами с ним разбираются. Не было такого, чтоб у нас нелегальные вьетнамцы да афганцы по Мордовии болтались.

IZVESTIYA.RU

 
| Главная  страница |