| Главная  страница |
 



Новый Балканский кризис. Погром как ответ дипломатии





   Случилось то, что и должно было произойти: косовский нарыв лопнул. В погромах сербского населения 28 человек погибло, около 600 ранено, более 3000 изгнано из своих жилищ, сожжено 266 домов, 39 церквей и монастырей. Количество участников погромных действий исчисляется 50 тысячами человек, полицией ООН задержано около 200 подозреваемых в их организации. По едва ли не всеобщему признанию, ситуация в крае вернулась к состоянию 1999 года, когда после натовских бомбардировок Югославии он был занят миротворческими силами НАТО и превращен в международный протекторат. Декларировавшаяся тогда цель - прекратить "этническое очищение" Косово от албанского населения, покончить с межнациональным конфликтом и создать в крае подлинную автономию. Правда, при вводе миротворцев боевики Освободительной Армии Косово (ОАК) учинили первый погром сербского населения, после чего более 220 тысяч человек стали беженцами.

   С тех пор Миссия ООН в Косово - высшая власть в крае, другие международные и европейские организации последовательно вели дело к его фактическому отделению от Югославии. Протесты и требования оставшегося сербского населения и властей Белграда игнорировались. К былым преступлениям головорезов из ОАК Гаагский трибунал подходил очень избирательно, стараясь не задеть главарей, ставших политическими лидерами и высокопоставленными должностными лицами. Продолжавшиеся регулярно акты насилия против сербов должного отпора не получали. С существованием оставшихся сербских жителей в изолированных гетто, отсутствием у них минимальных условий безопасного существования и невозможностью возвращения сербских беженцев к родным очагам фактически мирились, как с неизбежностью.

   При этом международная администрация во имя восстановления целостности Косово стремилась подчинить центру самостоятельные структуры сербского самоуправления в местах проживания сербов. В 2003 году Миссия ООН начала передачу большей части властных полномочий правительству края, идя навстречу стремлению косовских албанцев. От них требовалось немногое: соответствовать придуманной для них роли жертв сербского геноцида времен Милошевича, соблюдать внешнюю пристойность по отношению к национальным меньшинствам и спокойно дожидаться, когда созревший плод чаемой ими независимости международные попечители сочтут своевременным передать им в руки.

   Но попустительство международных структур было сочтено признаком слабости, а значит, стимулом продемонстрировать собственную силу. Принятый ООН в 2004 году план предусматривал сначала достижение в крае определенных стандартов нормального демократического общества и лишь потом переговоры об окончательном статусе Косово. Это было воспринято албанцами как досадная отсрочка в движении к заветной цели. Дополнительным раздражающим фактором послужила инициатива нового премьера Сербии Воислава Коштуницы о "кантонизации" края. Ответом и стала попытка силовым давлением "окончательно решить" вопрос о сербском присутствии в Косово и побудить международные структуры к большей податливости.

   Международное сообщество не может уступить насилию. Но и продолжать прежнюю политику бессмысленно. Косовская, точнее, югославская головоломка в том же виде, что и пять лет назад, вновь оказалась в мировой повестке дня.

Павел КАНДЕЛЬ
зав. сектором этнополитических конфликтов Института Европы РАН

 
| Главная  страница |