| Главная  страница |
 



В России самое совершенное законодательство по беженцам?



   В России самое совершенное законодательство по беженцам. Об этом заявил в понедельник представитель Управления Верховного комиссара ООН (УВКБ ООН) по делам беженцев в Российской Федерации Касидис Рочанкорн. А вот что думают на эту тему сами беженцы.

   "Когда мы встречаемся с разными официальными лицами, просим их об одном: не мешать зарабатывать на хлеб, - делится с "Известиями" беженец из Афганистана Хассан Мохаммед. - Мы готовы платить налоги, дайте нам только эту возможность. Но большинство из нас так и находятся здесь нелегально, документы наши лежат в разных судах, куда люди обращаются после отказа в ОВИРе принять их бумаги. А все это время людям же надо на что-то жить!"

   Есть люди, которые всю жизнь бегут от себя. Их называют эскапистами, психологи и писатели посвящают им свои труды. Кто-то бежит от кредиторов, жены, правосудия. Статистики на таких беглецов не существует. Зато есть другая статистика. В мире около 20 млн беженцев. Признанных, со статусом. По неофициальным экспертным данным, 100 млн людей во всем мире живут вдалеке от мест, в которых они родились. Не вынужденных переселенцев - беженцев.

   В Конвенции ООН о статусе беженца 1951 года - Россия рукой Бориса Ельцина подписала ее в 1993 году - говорится следующее: беженец - это "лицо, которое в силу вполне обоснованных опасений стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной национальной группе или политических убеждений находится вне страны своей гражданской принадлежности и не может пользоваться защитой этой страны или не желает пользоваться такой защитой вследствие таких опасений".

   В Россию бежали, теперь поток практически иссяк. И не потому, что все, кто хотел, уже "прибежали", а потому, что искать здесь убежище - дело практически невозможное. Тут же отметим: "беженцами" юристы называют только тех, у кого есть статус, то есть официальная бумага, подтверждающая право этого человека на определенные льготы.

   По данным правительства, в России на конец 2003 года статус беженца имели 8725 человек, включая 362 человека из стран дальнего зарубежья, из них в Москве - 154. В Управлении Верховного комиссара ООН по делам беженцев зарегистрировано около 6000 человек, ищущих убежище в России, но две трети из них ждут доступа к процедуре определения статуса.

   Вынужденный переселенец - это "гражданин РФ, покинувший место жительства вследствие совершенного в отношении него или членов его семьи насилия или преследования либо вследствие реальной опасности подвергнуться преследованию по признаку расовой или национальной принадлежности, вероисповедания, языка, а также по признаку принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений, ставших поводом для проведения враждебных кампаний в отношении конкретного лица или группы лиц, массовых нарушений общественного порядка, а также гражданин иностранного государства, покинувший место жительства на территории РФ по обстоятельствам, указанным выше" (ст. 1 закона "О вынужденных переселенцах").

   Понятие "вынужденный переселенец" отличается от понятия "беженец" еще и тем, что к первым относятся жертвы не только дискриминации и преследований, но и массовых беспорядков в покинутых ими регионах, поэтому статус переселенцев получают, например, жители Чечни, покинувшие ее в период военных действий, независимо от того, подвергались они лично национальной, политической либо иной дискриминации или нет.

   Но интереснее другое: отличается ли психологически человек, вынужденный срываться с насиженного места и искать пристанища пусть в другом регионе, но в родной стране, от человека, который в поисках приюта приезжает в чужую страну?

   Беженцы - это стрессоустойчивые мигранты

   - Люди, которые принимают решение переехать в другую страну, - это люди с высокой стрессоустойчивостью, как правило, мигранты-мужчины, - комментирует "Известиям" кандидат психологических наук, старший научный сотрудник Института психологии РАН Ольга Маховская. - Остальные члены семьи или друзья следуют за ними, "заражаясь" идеей переезда, полагаясь на удачу и вожака.

   Но, как выясняется, и вынужденные переселенцы должны быть невероятно устойчивы к стрессу.

   Эмма Исааковна - вынужденная переселенка из Чечни. Сейчас живет в коммунальной квартире в Питере. В Москве оказалась проездом, пришла в общественную благотворительную организацию "Гражданское содействие" на прием к бесплатному юристу. С последнего течет пот, он устал, Эмма Исааковна не дает ему ни минуты на передышку. Может, потому, что у нее за последние годы таких передышек вообще не было. "Как надоели все эти хождения, - усталым голосом говорит Эмма Исааковна. - Уедем мы отсюда. В какой стране примут - туда и уедем". "А что вас в России-то не устраивает?" - спрашивает юрист. "В Питере мы живем в коммуналке, милиционер меня, старую женщину, избил, сына ударил и обокрал нас. Но ничего, - продолжает она без передышки, - нет на Земле человека, который причинил бы мне зло и за это не заплатил. Бог его накажет".

   В 1991 году на счету в Грозненском отделении Сбербанка у Эммы Исааковны хранилось 10 тыс. рублей. "С 1952 года по копеечке для сына собирала". Из Грозного Эмме Исааковне пришлось бежать в 1991-м. С тех пор она пытается вернуть свои деньги. Старушка принесла с собой кипу бумаг, подтверждающих ее хождения по судам, так и не принесшим результата. Вернее, какого-то результата она добилась: Сбербанк готов вернуть 1000 рублей. Юрист пытается продраться сквозь бумажные дебри, вникнуть в дело...

   За дверью, стоя и сидя, ждут своей очереди еще несколько человек. Парень из Узбекистана жалуется на отца, который выгнал его из квартиры, лишил регистрации, и теперь ему трудно получить российское гражданство, а о возвращении в Узбекистан не может быть и речи. Пожилой мужчина из Абхазии пришел за так называемой охранной грамотой. Юридической силы грамота, конечно, не имеет. "Гражданское содействие" выдает ее тем, у кого нет регистрации в Москве. Милиционер, который завтра остановит пожилого абхазца в метро, увидит грамоту общественной организации и поймет, что человек в беде, но другие люди поручаются, поэтому не надо брать с него денег.

   ...И так каждый день. Подвал, в котором находится благотворительная организация "Гражданское содействие", никогда не пустует.

   Сверхценности против депрессии

   - В Москве все плохо адаптируются по той причине, что даже русскому трудно получить гражданство и право на работу, - говорит Ольга Маховская. - Мигранты и их семьи автоматически находятся в ситуации бедности. Они больнее всего реагируют и на резкое снижение своего статуса и уровня жизни.

   Хассан Мохаммед прилетел в Москву в 1992 году на последнем рейсе "Кабул-Москва". Тогда ему казалось, что он успел. Получить визу в российском консульстве, купить билет, добраться. Он был не последним человеком в Афганистане при Наджибулле - замдиректора большого завода, а потом перешел на работу в МВД. Когда к власти пришли моджахеды, Хассана посадили в тюрьму. Через месяц влиятельные друзья помогли ему освободиться и улететь в СССР, где Хассан Мохаммед учился в вузе. К тому времени СССР, правда, уже не существовал, но все равно Хассан летел в дружественную страну получить убежище, официальный статус беженца и все, что к нему прилагается.

   Через 8 лет он получил статус беженца, став одним из 154 счастливчиков, сумевших легализоваться в Москве. Правда, у него до сих пор нет проездного документа, поэтому он не имеет права выезжать за пределы Москвы (иначе лишится статуса), но это уже мелочи. В целом Хассану повезло: есть где жить, на что, не надо больше откупаться от милиционеров. Но еще надо ходить на приемы в разные присутственные места и просить. Теперь уже за других, потому что Хассан стал директором - нет, не завода - благотворительного центра "Опора", созданного при поддержке УВКБ ООН.

   - Если говорить об африканцах и афганцах, то в силу длительной истории расовой дискриминации и господства белокожего стандарта переезд в любую страну с основным белокожим населением будет восприниматься ими как улучшение жизни и одновременно как вызов, - говорит психолог Ольга Маховская. - Но помимо ностальгии и депрессии есть еще и набор сверхценностей, которые удерживают людей на новом месте. Например, "все трудности временные", "главное - это безопасность", "Россия - транзит в Европу" и т.д. Не нужно забывать, что Россия - это культура, в которой мужчина особо опекается и эмоционально поддерживается. Иностранцы на это реагируют, многие уверяют, что для них это рай!

   Налоги мимо кассы

   - Когда мы встречаемся с разными официальными лицами, то просим их об одном: не мешать зарабатывать на хлеб, - говорит Хассан Мохаммед. - Мы готовы платить налоги, но дайте нам эту возможность. Однако большинство так и находятся здесь нелегально, документы их лежат в разных судах, куда люди обращаются после отказа ОВИРов. А все это время людям же надо на что-то жить!

   Афганцы находят работу в основном на рынках, африканцы - в сфере услуг. Начинают с малого, но кто-то открывает потом свой киоск, три киоска, десять. Готовы платить налоги, но они же нелегалы, соответственно платить приходится в другую "казну".

   Основная причина, по которой официальные органы отказываются принять документы на рассмотрение, - человек не успел зарегистрироваться в течение суток (!) по прибытии в Россию, т.е. заявить о себе как о потенциальном претенденте на статус беженца. Поэтому те, у кого есть возможность, делают документы сами, а те, у кого нет денег, работают на рынках. Завидев милиционера, прячутся или откупаются. Иногда признаются: если бы заранее знали, что Россия ничего не гарантирует беженцам из "третьих стран", не искали бы здесь приюта.

   - И в других странах есть трудности, но каждый выкарабкивается как может, - говорит замдиректора департамента по гуманитарному сотрудничеству и правам человека МИД РФ Михаил Лебедев. - Нет, о выходе из конвенции не может быть и речи. Мы обычно, если берем на себя какие-то юридические обязательства, стараемся их выполнять. Просто у нас экономическая и социальная инфраструктуры недостаточно развиты для того, чтобы обеспечить прием десяти или ста тысяч беженцев.

   - Беженцы лукавят, говоря, что не стали бы искать убежище в стране, которая не подписала конвенцию, - говорит Сергей Бурлик, сотрудник общественной организации "Солидарность", созданной при поддержке УВКБ ООН. - Турция присоединилась с ограничениями к конвенции, т.е. принимает только беженцев из Европы. Тем не менее на ее территории много выходцев из Азии, Африки. Если человек действительно политический беженец, боится преследования, он будет использовать территорию любой страны для того, чтобы избежать опасности.

   - Успех адаптации семей зависит от иммиграционной политики принимающей страны, - добавляет Ольга Маховская. - Самая благоприятная - в США и Канаде, где для взрослых есть много программ по адаптации, быстрому обучению новой профессии. У нас реально антииммигрантская политика, которая не дает шанса встать на ноги тем, кто настроен оптимистически и хотел бы работать. Но и в самой среде иммигрантов есть те, кому "все должны". Это реликт советского сознания - требовать от государства все: деньги, жилье, внимание.

   ...Одни бегут от кредиторов, другие от жены, третьи от себя. Но когда государство бежит от своих обязательств, это ударяет по многим его гражданам и негражданам. Даже если часть из них мыслит "реликтовыми" категориями.

 
| Главная  страница |