I  N  T  E  R  E  T  H  N  I  C

Вернуться на главную страницу

 



НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЕ ДВИЖЕНИЕ АСТРАХАНСКИХ НОГАЙЦЕВ В КОНЦЕ ХХ – НАЧАЛЕ XXI ВЕКОВ И СВЯЗИ АСТРАХАНСКИХ НОГАЙЦЕВ С НОГАЙЦАМИ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА



 

 

Идрисов Э.Ш., аспирант, преподаватель Астраханского филиала Волгоградской академии госслужбы, зам. председателя ногайского общества «Бирлик».


    История распорядилась с ногайским народом так, что разбросала его части в течение веков по огромной территории. Отсюда чувство широкого географического пространства стало составной частью национального самосознания ногайцев. Сегодня ногайцы живут почти в каждом Южном субъекте РФ, небольшие его части есть на Украине и в Прибалтике в составе крымских и литовских татар, а также в Турции и Румынии.
    Формирование ногайского этноса происходило в рамках Ногайской Орды в XIV-XVII века в регионе между Волгой и Иртышем. Основой хозяйственно-культурной базой было кочевое скотоводство. В составе этногенеза ногайцев участвовали тюркские и монголоязычные субстраты.
    Известно, что судьба кочевых культур, особенно втянутых в приграничные зоны активного цивилизационного пояса, связана с изменением культурно-исторического типа. Постепенно осуществляется смена занятий, переход к оседлому образу жизни. Так, после распада этнополитической общности ногайцев, в силу широкого ареала распространения ногайских кочевых групп, дальнейшие процессы этнического развития определили местные региональные связи. При этом влияния местных народов в зонах проживания ногайцев были органично восприняты в ногайскую культуру как составной компонент, особенно в связи с трансформацией кочевого быта.
    В России дальнейший культурогенез ногайцев определили связи с русскими, татарами, казахами, туркменами, кумыками, черкесами, чеченцами, калмыками и рядом других народов.
    Складывание субэтнических общностей астраханских ногайцев проходило в течение нескольких веков. После присоединения Нижнего Поволжья к Российскому государству в середине XVI века здесь появляются первые группы ногайцев. Об этом нам сообщает, в частности, английский путешественник А.Дженкинсон, как он пишет: «Во время моего пребывания в Астрахани население страдало от голода и мора; в особенности они свирепствовали среди ногайцев, которые в это самое время пришли сюда в большом числе, вся страна их была опустошена» (1).
     Как мы видим, появление ногайцев в Астрахани совпало с первичным распадом Ногайской Орды. От названия поселения «юрт» ранние группы астраханских ногайцев получили название «юртовцев» в русских исторических документах. В начале XYII века, во время калмыцкого нашествия, к юртовцам присоединились едисанские ногайцы, которые в последующее время слились с ними.
    Имея раннее поселение в Астраханском крае, юртовцы расположились вокруг города, а первоначальная основа хозяйственной деятельности значительно изменилась у них в связи с переориентацией в течение ХVIII века со скотоводства на земледелие в форме овощеводства и садоводства. Являясь населением, активно втянутыми в социально-экономические процессы региона, юртовцы издавна находились в контакте со многими народами Астраханского края. Но особую роль для них сыграли средневолжские татары, чье влияние происходило в результате совместного проживания и систему духовно-светского образования, которая была на татарском языке.
    Другая многочисленная группа астраханских ногайцев – карагаши (в письменных источниках обозначались как кундровские татары, а название карагаши – «чернолесцы» получили от местности, где раньше кочевали на Кавказе в близи Пятигорска), потомки Кубанской Малой Ногайской Орды, дольше сохраняли кочевой уклад. Поселившись на территории Красноярского уезда Астраханской губернии в конце XVIII века, они окончательно осели на землю только в период колхозного строительства в 20-е годы ХХ века. Из других народов характеризовались контактами с казахами и туркменами.
    Судьба двух других групп – утаров и кундровцев определилась в Астраханском крае. Одна из них – утары, возникла в конце XVIII века в результате административного объединения кочевых юртовских ногайцев, часть окалмыченных казахов-томутов, туркмен, а в середине ХIХ века к ним присоединились еще 25 семей кочевых узбеков-сартов.(3) Другая группа – кундровцы, характеризуется как переходная от юртовцев к карагашам, в результате контактирования с последними в период совместного кочевания в Х1Х–начале ХХ веков.(4).
    Первые ростки национально-культурного движения среди ногайского населения Астраханского края отмечены в начале ХХ века и связаны с именами А.И.Умерова, Б.М.Абдуллина и А.-Х.Ш.Джанибекова. Их деятельность проходила в рамках идей просветительства. Это была первая попытка комплексного осмысления региональной специфики ногайцев Нижнего Поволжья представителями этого народа. Работа А.-Х.Ш. Джанибекова по сбору фольклора и лингвистическому изучению приобрела общеногайское значение. После его переезда в 20-е годы на Северный Кавказ, им были заложены нормы ногайского литературного языка и алфавита.
    В советский период, между 1926 и 1939 годами, все группы астраханских ногайцев, в связи со сталинской политикой интеграции малых народов в более крупные общности, были причислены к татарам. Через систему образования и отдельные мероприятия вплоть до 60-х годов проводилась их татаризация в культуре и языке. Позже, появилось терминологическое определение «астраханские татары», которое распространялось на всех астраханских ногайцев, вместе с группами татар-переселенцев из Средней Волги. Принятие этнонима «татары» для астраханских ногайцев имело внешнее значение (напомним, что это было и в дореволюционных переписях), на бытовом уровне в той или иной форме сохранялось ногайское этническое самосознание («нугай», «нугай-татар» в юртовской среде, «ногайлар» у карагашей). Особую роль в сохранении ногайского самосознания имела родовая самоидентификация. Так, для астраханских ногайцев характерны такие родоплеменные подразделения как кыпчак, мангыт, кереит, найман, ас и другие.
    В 70 - 80-е годы группой ученых была проделана большая работа, изучавших и доказавших, в отличие от официальной точки зрения, наличие ногайского регионального компонента в составе населения Астраханского края. Особого внимания заслуживает деятельность лингвиста Л.Ш.Арсланова из Елабуги, который дал классификацию языка астраханских ногайцев в сравнении с литературными нормами. Так, язык юртовцев был определен как межъязыковое ногайско-татарское состояние, а язык карагашей как диалектный, с влиянием татарского и казахского языков (5). Среди астраханских ногайцев проводил полевые исследования Р.Х.Керейтов, этнограф из Черкесска. Его материалы вошли в историко-этнографическую монографию о ногайцах вышедший в 1988 году и книгу «Этническая история ногайцев» изданную в 1999 году.
     Свой вклад внесли и местные ученые, а также историки-краеведы. В 1985 году В.М.Викториным была защищена кандидатская диссертация на тему «Социальная организация и обычное право ногайцев Нижнего Поволжья ХVIII – начала ХХ веков». В местной прессе конца 80-х – начала 90-х годов прошло бурное обсуждение ногайского вопроса в Астрахани, в котором принимали участие В.М. Викторин, Р.У.Джуманов, Н.З.Баширов, Р.И.Ижбердиев, И.А.Шамуков и другие. Особым подвижничеством был отмечен труд учителя истории городской школы №27 Р.Р.Исеналиевой по ведению спецкурса по ногайской истории и культуре.
    В перестроечный период, особенно широко к концу 80-х годов, происходило оформление ногайского национально-культурного движения. Основными его идеями были реабилитация самосознания, возрождение языка и культуры. Острый резонанс вызвали экологические лозунги, в связи с необходимостью переселения из села Сеитовки (хозяйственно-культурный центр карагашей), расположенного вблизи Астраханского газового перерабатывающего завода.
    Особое значение в этот период приобрели установление контактов с ногайцами Дагестана, Чечни, Карачаево-Черкесии. Большая делегация астраханских ногайцев побывала на II съезде ногайцев в Червленных Бурунах в 1989г., а через два года на праздновании 600-летия эпоса Эдиге в Терекли-Мектебе.
    Во время переписи 1989 года более 4 тысяч человек записалось как ногайцы, из общего числа поволжской группы примерно 30 тысяч. В основном, это были карагаши, в большей мере сохранившие ногайские черты культуры и самосознания.
    В 1990 году возникло общество ногайской культуры «Бирлик» («Единство»), которое можно по своей организации и деятельности отнести к «движенческому» типу. С этого же периода в селах карагашей введено преподавание ногайского литературного языка, в педагогическом училище было открыто отделение по подготовке таких специалистов. Большую помощь в этом оказали ученые-ногаеведы из Карачаево-Черкесии и Дагестана. На телевидение стала выходить передача на ногайском языке «Тулпар», возникла традиция проведения мероприятий «Дней ногайской культуры», «Джанибековских чтений», детского фестиваля «Шешекелер».
     Одним из направлений работы областного общества «Бирлик» стало развитие контактов с ногайцами, проживающими в Дагестане и Карачаево-Черкесии. Делегации их регулярно приезжают на межрегиональные мероприятия, в составе которых в Астрахани побывали представители научной и творческой интеллигенции ногайцев Северного Кавказа. Частым гостем в Астрахани стал известный многим Дагестанский фольклорно-танцевальный коллектив «Айланай» .
    В юртовской среде ориентация на татарскую культуру осталась преобладающей. В конце 80-х годов в школах было восстановлено преподавание татарского языка. Часть юртовской интеллигенции принимает активное участие в татарском национально-культурном движению. В то же время, среди юртовцев имеет место осознание своей отличности от татарского этноса и наличие памяти о своем ногайском происхождении, особенно у представителей старшего поколения.
    Более привержены к ногайскому культурному движению стали кундровцы –жители села Тулугановка Володарского района, часть из них активные участники общества «Бирлик». Ногайцы-утары в Астраханской области не имеют компактного проживания, в основном, расселены среди татар, и особого стремления отделяться от них не проявляют.
    В последнее время в Астраханском крае прослеживается значительное переселение ногайцев из Дагестана и Чечни. В отличие от астраханских ногайцев, переселенцы являются носителями более стойкого этнического самосознания, в быту проявляют особенности свое региональной культуры. Взаимоотношения местных ногайцев с переселенцами складываются в сторону развития контактов, особенно в молодежной среде.
    В астраханских средних и высших учебных заведениях проходят обучение много ногайцев из Северного Кавказа. Из учебных заведений наибольшей популярностью пользуется Медицинская академия, потом идут педагогический колледж, училище культуры и консерватория, различные учебные заведения, дающие экономическое и юридическое образование.
    За период с 2001г. в Астрахани состоялись крупные гастроли Ногайского государственного оркестра народных инструментов республики Дагестан под руководством Я.Т.Кудабердиева и Ногайского государственного драматического театра республики Дагестан под руководством Б.А.Джумакаева.
    Летом-осенью 2002г обозначилось движение ногайцев за федеральную национально- культурную автономию. Астраханская делегация побывала на Учредительном съезде в административном центре Ногайского района селе Терекли-Мектеб. Хотя стремление к образованию НКА присуще переселенческим этническим группам – диаспорам, а не народам, проживающим на своей исторической этнической территории, однако в условиях дисперсного расселения национально-культурная автономия ногайцев может предоставить благоприятные условия для достижения их этнокультурных интересов. В тоже время, несмотря на большие возможности деятельности, отношения вокруг автономии пока носят в основном политический характер.
     Наличие ногайского национально-культурное движения в Астрахани показывает необходимость постоянной и последовательной работы в их среде. Растущие культурные запросы и их недостаточная реализация обнаруживает некоторые проблемные сторон. Самоотверженные начинания интеллигенции конца 80-х – начала 90-х годов, сейчас требуют более компетентного подхода. Под угрозой находится сама региональная специфика, потому что многие культурные достижения астраханских ногайцев предаются забвению. Например, песенные жанры «Озын ногай джыр» и «Хошаваз». Не до конца изучен и представлен танцевальный фольклор астраханских ногайцев. Отсюда мы видим многие инновации в их среде. Например, у карагашей в выступлениях танцевальных коллективов стало нормой использовать фольклор ногайцев Кавказа, заменяя им собственный. Это же можно сказать и об эстрадной культуре. А ориентация юртовцев на татарскую культуру, а, как следствие, и на самосознание, происходит по этим же причинам.

Примечания.
1.КидирниязовД.С. Ногайцы в известиях русских, западноевропейских и восточных авторов XVI-XVIII вв. Махачкала, 1999. С.118.
2.Викторин В.М. Кто, мы астраханцы? // Астраханские известия 1994 №21.
3. Арсланов Л.Ш. О взаимодействии языка алабугатских и юртовских татар (ногайцев) с языком узбеков Бухарского двора // Сборник тезисов региональной научной конференции «Проблемы взаимодействия национальных культур» («Межэтнические отношения в полиэтничном регионе») Ч.1, Астрахань, 1995г. С.12-16.
4. Пятницкий В.Д. Карагачи (по материалам поездки в 1927году) Землеведение. Географический журнал им.Д.А.Анучина Т.32, Вып 3-4, М.,1930. С.155.
5. Арсланов Л.Ш. Язык юртовских татар // Ученые записки Казанского государственного педагогического института, выпуск 166, 1976. С.9.; Арсланов Л.Ш. Язык карагашей–ногайцев Астраханской области. Набережные Челны, 1992. С.68.


Вернуться на главную страницу

Copyright © 2003 inform@interethnic.org

Сайт создан и поддерживается Центром межнационального сотрудничества