I  N  T  E  R  E  T  H  N  I  C
Архив старого сайта Центра межнационального сотрудничества
Архив старого сайта Центра межнационального сотрудничества
Публикации



Наших бьют или наши бьют?


Исследование Фонда «Общественное мнение» показало: национальность мигранта волнует россиян гораздо больше, чем его профессия и достаток. Среди приезжих из республик бывшего СССР больше всего на территории России находится украинцев, а из дальнего зарубежья – китайцев и вьетнамцев. Однако мигрантофобия у россиян проявляется в основном тогда, когда дело касается представителей кавказских и среднеазиатских республик.

Негостеприимная Россия, страшная Москва

Более половины россиян, опрошенных в прошлом году Аналитическим центром Юрия Левады, отмечая усиление межнациональной напряженности, не исключили возможность возникновения столкновений на национальной почве. 40% из них считают, что у нацменьшинств «слишком много власти», 50% одобряют лозунг «Россия для русских», более половины респондентов уверены, что число россиян, разделяющих националистические взгляды, растет.

В последнее время новостные ленты информагентств изобилуют сообщениями о нападениях на иностранных граждан. Жертвами становятся приезжие из дальнего и ближнего зарубежья. В ГУВД Москвы даже сформировали специальную группу, которая должна заниматься расследованием таких преступлений. По свидетельствам представителей национальных диаспор, из столицы уже готова уехать часть национальной элиты. «Они собираются покинуть город из страха», — заявил председатель общества азербайджанской культуры «Очаг» Тофик Меликов.

География преступлений не ограничивается Москвой. Представители диаспор утверждают: в прошлом году в Азербайджан пришли 50 гробов с погибшими в России от рук националистов, в Грузию –30, в Узбекистан и Таджикистан – более 100. По данным государственного комитета по миграции Кыргызстана, в 2007-м на территории России погибли 117 граждан этой страны. И это далеко не полный список.

Как утверждают эксперты информационно-аналитического центра «Сова», стать объектом нападения можно, если «из-за темного времени суток и недостаточного освещения» всего лишь «показаться представителем неславянских народов». Это цитаты из обвинительного заключения по одному из расистских убийств, совершенных в январе 2007 года в Екатеринбурге.

Не миром едины

Нападения становятся все более организованными — самым ярким примером стал печально знаменитый неонацистский «рейд» по улицам Москвы 20 октября. Позже прокуратура сообщила, что по предварительной договоренности в разных районах города одновременно действовало сразу несколько групп. Жертвами стали не менее 27 человек, четверо из которых погибли.

Растет число масштабных национальных конфликтов. Большинство из них развивается по сходному сценарию. Противостояние обычно начинается с бытовой ссоры в общественном месте. Затем под лозунгом «Наших бьют!» в конфликт втягиваются люди самых разных возрастов и общественного положения. Потом, в надежде сорвать куш, появляются представители политических партий различного толка.

События в Кондопоге развивались примерно так же. Посетитель ресторана, которому долго не приносили водку, сцепился с барменом. Тот привел вооруженных друзей, которые начали зверски избивать всех находившихся в заведении. Двое были убиты сразу, еще несколько с тяжелыми травмами оказались в больнице. Похороны жертв превратились в митинг. А затем толпа двинулась громить злосчастный ресторан, рынок, поджигать автомобили. По городу поползли зловещие слухи. Несколько десятков кавказских семей были спешно эвакуированы. На улицах стали проходить ежедневные митинги с радикальными требованиями — это уже активизировалось Движение против нелегальной миграции.

Но было еще кое-что, поспособствовавшее масштабности конфликта. Директор федеральной миграционной службы Константин Ромодановский, комментируя события в Кондопоге, сказал: «Я бы здесь на первый план вынес не национальный фактор, а фактор коррупции местных властей. Когда администрации за деньги создают преференции для разных групп граждан, подобные явления неизбежны». И это очень интересный поворот сюжета.

Не сотвори себе врага

Как отмечают эксперты, нетерпимость — во многом наследие ушедшей эпохи. Россияне традиционно связывают свои неудачи с «образом врага». Разница в том, что раньше это был внешний враг, а сегодня — внутренний. Человеку психологически проще увидеть источник всех своих проблем в чужом, и недовольство народа направляется на людей других национальностей.

Еще одна причина — несоответствие ожидаемых и реальных изменений к лучшему. Люди воспринимают данное положение как несправедливое. «Население надеется на государство, а государство не в полной мере (или не так быстро, как хотелось бы, выполняет свои обещания), — отмечает Денис Волков из Левада-Цента. А если добавить к этому коррумпированность власти, потакающей отдельным группам населения, да еще и иной национальности, конфликт неминуем. Что и произошло, например, в Кондопоге. Люди устали ждать, когда их защитят от хулиганов, криминальных авторитетов, произвола приезжих.

Тихий исход с громкими последствиями

Принято считать, что национальная неприязнь свойственна наиболее бедным и наименее образованным слоям общества. Это так. «Но мало кто задумывается, что и средний класс вносит весомый вклад в создание условий для возникновения национальных конфликтов, — считает старший научный сотрудник Центра геополитических исследований Института географии РАН Ольга Вендина. — Он тоже недоволен увеличивающимся числом мигрантов. Однако, в силу своего образования и воспитания, не проявляет внешней агрессии к приезжим, а просто покидает районы, в которых отмечен повышенный рост неславянского населения».

Особенно это касается мест, где среди приезжих преобладают представители Чечни, Закавказья, Средней Азии, Китая, резко отличающиеся от русских москвичей. Усугубляет ситуацию и то, что среди них много выходцев из сел и малых городов с низким уровнем образования.

Так возникают этнически «благополучные» и «неблагополучные районы». Это тревожная тенденция. Специалисты утверждают: чем откровеннее обособленность социального благополучия, тем острее становится психоз, вызванный страхом соприкосновения с чуждой национальной средой. Кроме того, исход русскоязычного населения чреват возникновением национальных анклавов. Нигде в мире такая практика не имела положительных результатов.

Отечественные стандарты

Россия любит искать нетрадиционные пути. В других странах, например, есть понятие миграционной емкости, определяющей предельное число мигрантов, которое может принять страна без ущерба для себя. В США эта цифра не должна превышать 20%, в Германии —10% от числа коренного населения. В России все делается «на глазок».

И это при том, что наше миграционное законодательство одно из самых либеральных. В частности, мы придерживается уведомительного порядка постановки иностранцев на миграционный учет.

Впрочем, федеральная власть признает наличие проблемы. Среди возможных решений называют ограничение потока мигрантов в крупные города, придание миграции целевого характера и усиление контроля за этим. На первый взгляд, все правильно и логично. Вот только не совсем понятно, каким образом в реальности будут, например, перенаправляться миграционные потоки из Москвы и Санкт-Петербурга, скажем, в Сибирь или в Приморье?!

Невнятность национальной политики государства привела к тому, что каждый регион понимает ее по-своему.

Чаще всего местные власти склонны «не замечать» национальную составляющую конфликтов и правонарушений. Знаменитая фраза «преступность не имеет национальности», похоже, сыграла с нами злую шутку. Прозрение обычно наступает после того, как гром уже грянет.

Между тем, этническим является любой конфликт, в котором хотя бы один из участников считает, что его причина кроется в национальной принадлежности другого. То, что многие наши чиновники и сотрудники силовых ведомств в итоге готовы признать межэтнической рознью, во всем мире называется преступлениями на почве расовой или национальной ненависти.

Разные, но вместе

Было бы неправильным представлять мигрантов невинными страдальцами. Законопослушие многих из них далеко от идеала. Кроме того, 78% опрошенных социологами россиян, отмечают, что неприязнь к инородцам обусловлена их собственным поведением. То есть речь идет о несоблюдении негласных, но принятых в обществе норм. Мигранты не уважают наши традиции и ведут себя вызывающе. С юридической точки зрения это не считается правонарушением, но у людей нарастает потребность в восстановлении справедливости.

Современные реалии подпитываются прошлыми обидами. Одна из любимых тем – как россияне бежали из ряда бывших союзных республик. И никто не задумывается, что среди тех гонителей не было сегодняшних переселенцев. А упоминать при обсуждении национального вопроса о необходимости жить по законам цивилизованного общества — так и вовсе считается непатриотичным.

И все это будет продолжаться до тех пор, пока государство всерьез не озаботится внутренней национальной политикой, а все мы – коренные жители и приезжие – не осознаем себя членами одного территориального сообщества.

Если реальность такова, что Россия не может обходиться без мигрантов, то необходимо признать их частью ее населения. Иностранцы должны понять, что соблюдение единых правил – залог успешного развития всего сообщества. Однако приоритет общих интересов не означает ущемления прав на национальную идентификацию и этнокультурное самовыражение. Достижение такого баланса – единственный способ разрядить напряженность.

Елена Дудина



Источник: Росбалт.RU

© 1993-2003
Веб-Мастер


Если у Вас есть интереснаяинформация о межнациональной
обстановке в вашем регионе илио деятельности вашей организации,
то мы будем рады получать ее от васи размещать на нашем сайте.
center@interethnic.org