I  N  T  E  R  E  T  H  N  I  C
Архив старого сайта Центра межнационального сотрудничества
Архив старого сайта Центра межнационального сотрудничества
Публикации



Общественно-политическое затемнение


Москва не первый мегаполис, переживший блэкаут, и это позволяет оценить особенности национального затемнения – общественные и политические.

Мы еще раз приобщились к мировой цивилизации. Блэкаут в 2003 году пережили Лондон, Нью-Йорк и несколько прилегающих штатов, Италия. Теперь этот опыт есть и у Москвы. По сравнению с американской энергетической катастрофой 2003 года московский блэкаут 25 мая 2005 года, впрочем, можно считать лишь легкой разминкой. Но смысл события все же те, кто был вчера им затронут, могли почувствовать кожей. Чем сложнее и технологически изощреннее наша жизнь, тем она уязвимее. Тем больше привычных и совершенно необходимых средств существования в одночасье перестают действовать, оставляя эту удивительную вселенную под названием «мегаполис» практически беспомощной.

Вроде бы ничто не угрожает нашей жизни и здоровью, но рухнула мобильная связь, остановилось метро, трамваи и троллейбусы, кое-где не работают магазины, нет интернета, отключились светофоры – и город приходит в состояние нежизнеспособности. Это и есть цивилизация.

Техногенные катастрофы сродни стихийным бедствиям. Нет, разумеется, необходимо исследовать причины каждой, тщательно просчитывать сценарии, предвидеть, разрабатывать резервные механизмы, отстраивать технологии чрезвычайного реагирования и экстремальных режимов управления. Но понятно, что все это не вляется панацеей. И непредвиденная комбинация факторов вновь может привести к каскадной аварии.

Мы, простые граждане, не можем дать ответы на технологические вопросы: в чем причина, что необходимо предусмотреть и предвидеть, какие резервы и механизмы создавать. Но тот факт, что блэкаут не является для человечества новостью, но вляется новостью для нас, позволяет оценить некоторые общественные и человеческие особенности московского блэкаута. Выделить характерные черты.

Первая относится к тому, что называется городской солидарностью. Все мы прекрасно знаем, что в Москве не принято, как правило, посмотреть при входе в метро, кто идет за тобой и не угрожает ли ему стеклянная дверь-убийца, придержав ее на всякий случай. Эта особенность московского мегаполиса вполне проявилась вчера. Радиостанция «Эхо Москвы» не только принимала в разгар блэкаута корреспонденции рядовых граждан о том, что происходит на их глазах, но и постоянно призывала слушателей подвозить людей, помогать друг другу. Однако картина, которую можно было наблюдать на одном из самых катастрофических в транспортном отношении серпуховском направлении, была неутешительной. Женщины с крошечными детьми на руках и люди на костылях совершенно тщетно вытягивали руку – поглощенные собственным стрессом водители старались проехать как можно скорее мимо.

Между тем городская солидарность – чрезвычайно важная часть жизни мегаполиса, позволяющая ему с наименьшими потерями преодолевать почти неизбежные для этого инфраструктурного образования техногенные катастрофы.

Вторая яркая черта – это поведение властей. Нет, не тех, что организовывали регулировщиков на перекрестках, выводили людей из туннелей метро, доставали из лифтов и направляли автобусы к местам скопления людей. Здесь все было, как и следовало ожидать, где-то четко и самоотверженно, где-то не слишком расторопно. Речь не об этих властях, а о властях политических.

Разумеется, каждая техногенная катастрофа должна быть предметом тщательного расследования и определения, если возможно, виновных. Проблема в том, что в России эти действия совершаются в обратном порядке. Виновных называли сразу и практически не отходя от кассы.

Первыми отметились, кажется, московские власти. Пресс-секретарь мэра Цой сообщил, что вина лежит на руководстве «Мосэнерго», чехарда в управлении которым постоянно создает проблемы городу. Дело в том, что московские власти долгое время ведут не слишком успешную борьбу за контроль над «Мосэнерго», а потому грех было не использовать блэкаут как козырный ход.

Но героем дня стал, разумеется, президент Путин, за считаные часы безошибочно определивший причины и ответственных.

Президент сказал, что руководству РАО ЕЭС следовало не увлекаться политическими вопросами реформирования энергетики, а больше заниматься вопросами текущей деятельности. То есть каждому понятно: виноват Чубайс и его реформы. Уже через час, пока в Москве еще бушевали последствия блэкаута, на лентах информагентств появились сообщения, что прокуратура возбудила уголовное дело против руководства РАО ЕЭС и намерена вызвать Чубайса на допрос.

То есть получается, что вся государственная машина работает в режиме «обратного порядка». Следователи прокуратуры, ясное дело, еще не съездили на место катастрофы в Чагино, не провели еще никаких экспертиз, чтобы понять, что же там произошло, а вполне ответственные государственные люди еще говорили о признаках внешнего вмешательства, но Генпрокуратура уже знала, против кого возбуждать дело. Сегодня на место катастрофы, несомненно, эксперты прокуратуры выедут и, несомненно, ответственно установят ее причины, но они вряд ли будут противоречить президентскому вердикту.

Ведь обратный порядок подразумевает как раз это: сначала – определение виновного, потом – возбуждение дела против него, потом – экспертиза, подтверждающая его вину.

Владимир Путин, как говорят, ненавидит Анатолия Чубайса. Прежде всего – как живой символ реформ 90-х. Кроме того, и как человека, который некогда смотрел на него сверху вниз и с пренебрежением и даже упразднил должность, на которую Путин был приглашен Пал Палычем Бородиным в администрацию президента. К тому же РАО ЕЭС – последняя крупная компания российского масштаба, на которой не сидят люди, лично преданные президенту и получившие власть непосредственно от него. Но дело даже не в этом. Дело в том, что мы, вероятно, так и не узнаем правды о причинах и механизмах вчерашней техногенной катастрофы. Административный ресурс будет работать на ее соответствие первоначальным выводам президента и его личным пристрастиям.

Так же как не узнаем причин других событий, в сущности, гораздо более трагических. Как получилось, что ФСБ отрапортовала об уничтожении Мовсара Бараева, который, подкинув, как потом стало понятно, ФСБ эту приятную дезу, оказался через две недели в Москве и захватил театр на Дубровке? Правильно ли было не информировать врачей и спасателей о характере и последствиях действия примененного затем в театральном зале газа, ставшего причиной гибели полутора сотен человек? И кто руководил, а точнее – не руководил операцией в Беслане, когда двое суток у нации вроде как не было ни президента, ни руководителей правоохранительных органов? Мы этого не узнаем, потому что люди, которых можно было бы в этом обвинять, знакомые и сослуживцы президента, принадлежат к его клану. И обвинять их по статье «Халатность» – это все равно что обвинять в халатности самого президента.

И кажется, есть что-то общее между тем недостатком городской человеческой солидарности, который заметен был вчера на улицах Москвы, и тем цинизмом политического порядка, который столь ярко проявился в высказываниях российских политических властей. Езжай своей дорогой, ищи свою выгоду – мочи недругов, двигай друзей.

Источник: Газета.Ru

© 1993-2003
Веб-Мастер


Если у Вас есть интереснаяинформация о межнациональной
обстановке в вашем регионе илио деятельности вашей организации,
то мы будем рады получать ее от васи размещать на нашем сайте.
center@interethnic.org