| Главная  страница |
 



Турки Пробивают Стену Молчания об Армянах





   Миниаполлис.Танер Аксам ни героем, ни предателем не кажется, хотя его звали и тем и другим. Тонкий, тихий человек, который тщательно выбирает свои слова. Аксам - турецкий социолог и историк, ныне преподает в Университете Миннесоты, пишет о событиях, которые случились почти столетие назад в империи, которой уже не существует: массовом убийстве армян в Оттоманской империи, в течение первой мировой войны. А в свете, где история и личность туго сплетаются, где прошлое заражает сегодняшнюю политику, его работа прорывается в новое.

   Профессор Аксам, один из многих ученных, которые оспаривают настойчивые объявления своей родины, что организованного убийства армян не случилось, и в этом контексте, он первый турецкий специалист, публично назвавший событие геноцидом.

   Это является радикальным шагом, принимая во внимание, что именно из-за этого слова Турция угрожала разорвать отношения с другими странами. В 2000 году, например, Анкара с угрозой отказать в доступе к турецким военным базам, пустила под откос резолюцию американского конгресса, которая назвала убийство 1915 года геноцидом. «Мы понимаем, что в то время случились трагические события, и в них вовлекли всех граждан Оттоманской империи» говорил Тулуй Танк, министр-советник турецкого консульства в Вашингтоне. «Но, и это наше твердое убеждение, геноцида не было, а была самозащита Оттоманской империи».

   Ученый Аксам это называет извращением и считает, что за это надо отвечать. «Мы должны рассматривать нашу историю так, как это сделали немцы после войны» говорил Фикрет Аданир, турецкий историк, много лет живущий в Германии. «Это важно для здоровья демократии, гражданского общества».

   Большинство ученых за пределами Турции согласны, что убийство представляется одним из первых случаев геноцида 20-ого века, и определились под конвенцией 1948 о геноциде как «поступки, совершающиеся с намерением уничтожать целиком или частично национального, этнического, расового или религиозного населения»

   Во время первой мировой войны государство распадающейся Оттоманской империи, побоявшись национальной деятельности армян, устраивало массовые высылки армян по своим восточным областям.

   Вот что некоторые считают образцом Катастрофы: мужчин, женщин и детей посылали в пустыню умирать с голоду, загоняли в хлева и церкви, которые зажигались, топили или истязали до смерти. Число тех, кто умер, еще спорно: армяне дают цифру 1.5 миллиона, турки - несколько сот тысяч.

   В официальной турецкой истории, армяне были жертвами гражданской войны, которую они провоцировали, когда они вступали в союз с русскими силами, старались разогнать Оттоманскую империю. Во всяком случае, зверства документировали в современных пресс отчетах, свидетельствах уцелевших и донесениях европейских дипломатов, офицеров и миссионеров. Безрезультатные суды оттоманских лидеров после первой мировой войны оставили подробный отчет и несколько признаний.

   В прошлом году Международный центр переходного правосудия в Ню-Йорке назначил юридический анализ, который заключил, что доказательств достаточно, чтобы характеризовать убийство как «геноцид» по международному праву.

    В отличие от Германии, после Катастрофы Турция последовательно отрицала, что убийство было преднамеренным и была у государства моральная и правовая ответственность за него. Созданная в 1923 году Турецкая республика, задергивала «занавеску молчания», по словам турецкого историка Халил Берктей, вокруг этой истории дома и использовала влияние союзников в течение холодной войны для подавления противоположных взглядов других государств за границей.

   Профессор Аксам - один из самых откровенных турецких ученых, который воспротивился этому молчанию. Будучи студенческим лидером, он противился репрессивному государству Турции, и в 1970-ых Аксам год сидел в тюрьме за «распространение коммунистической пропаганды» до того, как он эмигрировал в Германию. Там он видел, как немцы старались понять свою историю, и он сам начал пересматривать прошлое своей родины. Когда он исследовал прошлые труды турецких лидеров, Аксам познакомился с Вахакном Дадрианом, выдающимся армянским историком убийства. Их маловероятная дружба была предметом голландского фильма «Стена Молчания» в 1997.

   Турки боятся признать прошлые преступления, по словам Аксама, потому, что создатели современной Турции, которые сегодня считаются героями, были на самом деле соучастниками в зле, что ставит под вопрос саму законность страны. «Следуют сомнения в самом основании республики» напряженно сказал он за стаканом турецкого чая в гостиной, полной книг, своего дома в Минниаполисе, пока двенадцатилетняя дочь в соседней комнате работала над домашним заданием. В кабинете рядом, в опрятной кипе стояли транскрипции турецких газет с 1920х г.

   Он и подобные ему, настаивают на том, что примиряться с прошлым—в лучших интересах Турции. Их взгляд вторит опыт стран в Латинской Америке, Восточной Европе, и Африке, которые мучились такими вопросами, пока они выходили из периодов репрессивной власти или насильственного конфликта. Они отражали распространенное убеждение, что только подтверждением несправедливости прошлого страны могут обеспечивать демократическое будущее. Эти страны открыли архивы, судились и создали комиссии по выяснению правды.

   По словам господина Аксама, видны уже некоторые успехи, особенно после выборов умеренного государства в 2002 году и продолжающиеся усилия Турции вступить в Европейский союз. Он говорил, что «в прошлом инакомыслие могло значить тюремное заключение или, даже, смерть. Сейчас из-за вопроса про армянский геноцид никто не убьет тебя, блокада остается только в наших умах.»

   Господин Аксам уверен, что государственное сопротивление к историческому диалогу не отражает мнение большинства народа в Турции. Он обращает внимание к недавнему опросу, проводимый учеными, который показывает, что 61% турков полагают, что пришло время для публичного обсуждения того, что опрос называет «обвинением геноцида».

   Когда Роналда Григора Суня, армянина, американского профессора политических наук, пригласили читать лекции в турецком университете в 1998, он беспокоился. Он помнил слова матери «не иди, не доверяй такому». Но, к его удивлению, хотя он откровенно называл убийство армян геноцидом, он скорее встретился с любопытством, чем с враждебностью.

   Все таки, взгляд у господина Аксама и у других, подобных ему, остается анафемой для тех националистических усилий, которые еще влияют на политику в Турции. Из-за угроз националистической организации, недавно там предотвратили показ фильма «Арарат», снятого канадско - американским режиссером Атомом Егойяном, который рассказывает, как армянская диаспора относится к свой истории.

   Попытки самого Аксама вернуться в Турцию в 1990-х провалились, когда несколько университетов, боясь государства, отказались дать ему работу. И когда господин Берктей оспаривал официальный вариант убийства армян в 2000, во время интервью с господствующей турецкой газетой, он получил огромное количество писем с ненавистью и угрозами.. Но все-таки, эти письма перевешивали поддерживающие письмами от турков в Турции и за границей. «Они поздравляли меня за то, что я посмел высказать» вспомнаил он.

   Ученное обсуждение так же могло стать минным полем среди большого числа армян в США и Европе. Попытки обсуждать убийство в широком контексте вызывают подозрения. «Много людей в диаспоре чувствует, что попытавшись понять, зачем турки так сделали, ты как-то их оправдываешь или узакониваешь.»

   Молодое поколение армянских ученых в США и других местах, как их турецкие коллеги, остались неудовлетворенными, в интеллектуальном тупике. В 2000 году господин Суни и профессор-социолог Фатма Муге Госек, коренной турок, организовали конференцию, которая, как они надеялись, продвинет ученых от того, что господин Суни называл «бесполезными дебатами о том, был ли геноцид или нет». Несмотря на разногласия между турецкими и армянскими участниками, группа, которую они собрали, продолжает встречаться и увеличиваться.

   Господин Аксам строил мосты и до той встречи. На конференции о геноциде в Армении в 1995 году он познакомился с Грегом Саркисяном, основателем Института Зорояна в Торонто, преданному исследованиям армянской истории. Для обоих это волнующая встреча, они вместе зажигали свечи в армянской церкви за убитых родственников, за Хаджи Халила, турка, который спас бабушку Саркисяна и ее детей.

   Господин Аксам и господин Саркисян говорят, что «справедливый» турок Халил символизирует возможность более конструктивного отношения между двумя народами. Но, подобно большинству армян, господин Саркисян говорит, что Турция обязана признаться в исторической ответственности для возможного согласия. Он сказал, что «начнется процесс заживления и потом армяне больше не будут говорить о геноциде. Мы будем говорить о Хаджи Халиле.»/// New York Times

 
| Главная  страница |