I  N  T  E  R  E  T  H  N  I  C
Архив старого сайта Центра межнационального сотрудничества
Архив старого сайта Центра межнационального сотрудничества
Публикации



Споры вокруг платка


Недавние высказывания властей Чеченской Республики о желательности обязательного ношения женщинами в Чечне головных платков вызвали разную и неоднозначную реакцию в чеченском и российском обществах.

Тимур АЛИЕВ

В середине марта в российских СМИ начали появляться сообщения о том, что недавно утвержденный новый премьер Чечни Рамзан Кадыров обязал всех чеченских женщин, особенно госслужащих и ведущих телевидения, носить на голове платки.

Как указывалось в изданиях, свою инициативу он объяснял необходимостью возвращения к истокам, чистоте, вспоминал древнюю традицию, исходя из которой, для завершения войны женщина должна была снять с головы платок и бросить его на землю, сообщало российское информагентство РИА-Новости.

14 марта агентство Грозный-информ сообщило, что «носить платки обязали сотрудниц министерств и ведомств, Правительства, Парламента, студенток высших и средних образовательных учреждений, а также тележурналистов». В сообщении оговаривалось, что, «по данным пресс-службы Правительства ЧР, письменного распоряжения не было, а были всего лишь пожелания Кадырова, основанные на лучших традициях и обычаях чеченцев, которые, к сожалению, со временем претерпели изменения».

После появления этой информации общество в Чеченской Республике раскололось на сторонников и противников этой меры. Противники либо утверждали, что нельзя делать это насильно, либо указывали на необратимые изменения народных традиций. Сторонники, соглашаясь с необходимостью добровольного характера ношения платков, все же апеллировали к народным традициям и нормам ислама.

Подобная инициатива стала не первым шагом Рамзана Кадырова на пути восстановления норм нравственности в чеченском обществе. Летом прошлого года он уже провел одну такую результативную акцию - выселил за пределы республики игровые автоматы, которые, по его мнению, развращают чеченцев, в первую очередь, молодежь.

В конце года уже в ранге исполняющего обязанности главы правительства Кадыров решил дать бой наркомании и алкоголизму. Причем условия, как и в случае с "однорукими бандитами", когда Кадыров дал хозяевам игровых заведений чуть больше десяти дней на ликвидацию или перепрофилирование объявленного вне закона бизнеса, также были поставлены достаточно жесткие. Так, на борьбу с наркоманией отведена всего неделя. Столь же короткий срок дан и на наведение порядка в сфере оборота спиртосодержащей продукции. После чего при поддержке силовиков в республике развернулась настоящая спецоперация, направленная против наркоторговцев и реализаторов алкоголя - главным образом "паленого" суррогата, продаваемого незаконно.

Затем в начале 2006 года Рамзан Кадыров нашел еще одну угрозу для нравственности подрастающего поколения. Это - картинки и видеоролики на мобильных телефонах. Ряд из них он счел аморальными и порочными. «Чеченская молодежь уже не хранит такие наши национальные ценности, как честь и достоинство», - прилюдно возмущался Кадыров. Кадыров пообещал выставлять замеченных в использовании скабрезных картинок на мобильниках «на всеобщее обозрение».

Все эти шаги, равно как и его одобрение практики многоженства, высказанное им в интервью радиостанции «Эхо Москвы» в сентябре 2005 года, вызвали появление в российских СМИ статей, смысл которых сводился к тому, что Рамзан Кадыров фактически вводит в Чечне шариатское правление.

«С чем боролись в Чечне - шариат, выход из единого правового пространства, бездействие на территории республики российских законов - то есть все то, в чем обвиняли Дудаева, а после заключения Хасавюртовских соглашений - Масхадова, теперь под патронатом Москвы происходит в республике, - заявил корреспонденту «Кавказского узла» эксперт российского Института прав человека Лев Левинсон. - Ребенку понятно, что это не соответствует Конституции, никаким российским законам, он неправомочен давать такого рода указания, распоряжение, предписания и так далее».

Последовавшее появление затем во многих российских СМИ недовольных реплик российских политиков вынудило чеченские власти более жестко заявить об отсутствии официального подтекста в этих заявлениях. Так, первый вице-премьер правительства Чечни Одес Байсултанов в интервью РИА-Новости заявил, что официального распоряжения на этот счет правительство республики не издавало. Кадыров, беседуя с журналистами, просто «высказал свое личное мнение, напомнив, что согласно вековым традициям чеченцев, женщины ходили, покрыв голову, а мужчины - в папахе», - сказал он. А сам Рамзан Кадыров в интервью «Российской газете», опубликованном 22 марта, сказал: «Да не было такого, я лишь сказал, что женщина целомудреннее смотрится в платке. В православии, например, также в церковь запрещено женщинам входить без платка. Так почему же в православии это воспринимается нормальным, а в исламе нет?»

Но, как бы то ни было, сегодня в государственных организациях или ведомствах, равно как и на республиканских телеканалах, уже не увидишь работающую там женщину без головного платка или хотя бы шарфа или «полоски».

«Говорить о том, нужно или нет носить платок чеченской женщине, даже неприлично», - считает начальник отдела периодической печати Министерства по национальной политике, информации и печати Аза Газиева. «Платок издревле является неотъемлемым аксессуаром вайнахской женщины. И естественно, я за то, чтобы женщины носили платки, хотя бы женщины замужние, так как они договорятся со своим мужем. Платок - это очень красиво, когда его одевает серьезная, солидная, уже не первой молодости женщина».

«Но при этом не надо забывать, что мы живем в XXI веке, жизнь меняется и любое насилие чревато нежелательными последствиями. И уделять пристальное внимание - без платка в университет, институт не пустим - не нужно, это крайности, в которые мы любим бросаться. Носить платок или нет - это сугубо личное дело каждого, оно решается в каждой семье отдельно. Есть семьи, где носят платки с 13 лет, а есть, где не носят до замужества», говорит Газиева.

Противница принуждения в теме «ношения платков», директор Центральной городской библиотеки в Грозном Сацита Исраилова полагает, что в Чечне уже прошли подобное в 1996-99 годах. «Одеть платок - самое последнее, но не самое первое, что нужно сделать, чтобы поднимать нравственность», - говорит она.

«Человек должен придти к этому индивидуально, уже очистившись. Нужно знать и свои народные традиции», - считает Исраилова.

«Иногда мы можем увидеть женщин с покрытой головой, но при этом безобразно одетых. Для них платок - элемент одежды, а не состояние души. Такая женщина только позорит этот платок. Заставить таких женщин одевать его нравственно неверно», - считает она.

Историк и политолог Эдильбек Хасмагомадов считает, что общественная нравственность страдает не от отсутствия обязательного ношения платков женщинами, а от общественного лицемерия. «Когда взяточник «сидит» на высокой должности и перед ним все лебезят, это и есть безнравственность», - говорит он.

Хасмагомадов также полагает, что существует некая путаница между нравственностью и нормами шариата. «Сторонникам введения шариата выгодно ставить между ними знак равенства, но нравственность все же вещь тонкая и менее формализованная».

В нынешней борьбе за нравственность чеченского общества политолог видит политические причины. «Наши власти вспоминают о нравственности тогда, когда нужно подвести идеологическую базу», - говорит Хасмагомадов. «То, что происходит сейчас, это их попытка повысить собственную популярность», - полагает он.

Показательным в этом плане было выступление на местном телеканале в ходе дискуссии на круглом столе в середине марта одной сотрудницы из Комитета про делам молодежи Чеченской Республики, заявившей: «Для нас Рамзан так много делает. Неужели мы не можем одеть этот несчастный платок?»

Российский аналитик заместитель редактора Агентства национальных новостей Илья Максаков считает, что подобные выступления Рамзана Кадырова не идут ему на пользу в глазах российского и международного обществ.

«Любое заявление Рамзана Кадырова - будь то о восстановлении Грозного или о необходимости поддержания нравственности - будет восприниматься если не болезненно, то, мягко говоря, с повышенным вниманием. Уровень «демонизации» его личности все еще высок. Отдельные «чеченоведы» в России задаются вопросом: это кто там говорит о нравственности? Тот самый Рамзан, который содержит тайные тюрьмы, которого боятся все чеченцы и который уже добился того, чего не смогли добиться Дудаев и Масхадов? А теперь еще и тот самый Рамзан, которого уличили в «банном скандале»? А затем вся эта тема с теми же участниками выплескивается на страницы и в эфир западных СМИ. А там-то уж точно «знают», что да, этот тот самый Рамзан, который теперь еще и всех женщин Чечни хочет «поработить». И людям уже совершенно безразлично, что на той скандальной видеозаписи человек если и похож на Рамзана, то очень уж отдаленно, а действие происходит не в сауне, а скорее в какой-то столовой», говорит Максаков.

Аналитик считает, что «с другой стороны, призывать чеченцев к нравственности и «рекомендовать» женщинам носит платки, мог бы, конечно, и кто-нибудь другой, например, президент Чечни Алу Алханов, а не пусть и премьер-министр, но всего лишь 30-летний молодой мужчина».

«Рамзану Кадырову более «естественны» заявления о восстановлении Грозного или о желании «убить Басаева». Если в его окружении есть люди, следящие за его имиджем, то они не могли не понимать, какая реакция последует на инициативу, связанную с платками. И если этих людей устраивает, что российские правозащитники и западные политики в очередной раз будут говорить о «культе личности» Кадырова, то они своих целей добились», - полагает Максаков.

Полная версия материала автора, опубликованного на сайте Института по освещению войны и мира (www.iwpr.net)


Источник: Газета "Чеченское общество", № 06 (71), 28 марта 2006 года

© 1993-2003
Веб-Мастер


Если у Вас есть интереснаяинформация о межнациональной
обстановке в вашем регионе илио деятельности вашей организации,
то мы будем рады получать ее от васи размещать на нашем сайте.
center@interethnic.org