Show Login

  • Forgot your password?
  • Forgot your username?
  • CREATE_AN_ACCOUNT

Show Search

Wednesday 22 February

Главная News in the country Дискуссия о проблемах мусульман в Москве прошла в центре им. Сахарова
Дискуссия о проблемах мусульман в Москве прошла в центре им. Сахарова

«Мусульмане в Москве: проблемы и решения» - открытую дискуссию на эту тему организовал 23 ноября Музей и общественный центр им. Андрея Сахарова. Каким образом можно обеспечить бесконфликтное сосуществование в мегаполисе разнородных в этноконфессиональном отношении групп? Какие именно аспекты взаимодействия вызывают наибольшее напряжение? Каковы распространенные предрассудки, связанные с восприятием мусульман в Москве? Насколько они связаны с антимигрантскими настроениями? Кто должен нести ответственность за урегулирование обострившихся проблем в этноконфессиональном поле? Свои ответы на эти вопросы предложили собравшимся кандидат исторических наук Ахмет Ярлыкапов — этнограф, исламовед, старший научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН, и кандидат географических наук Ольга Вендина — социолог, урбанист, ведущий научный сотрудник Института географии РАН, автор работ по проблемам межэтнических и межконфессиональных отношений, исследования «Мигранты в Москве. Грозит ли российской столице этническая сегрегация?»  .

«Так называемая мусульманская проблема широко дискутируется на Западе, но мы Запад в этом обгоняем», -- отметил в начале встречи Ахмет Ярлакапов. По его словам, исламский фактор часто необоснованно преувеличивается за счет подмены понятий: «главным раздражителем считается ислам, хотя он часто не имеет отношения к реальным проблемам». Например, если люди слышат, что выходцы с Кавказа танцуют лезгинку на Красной площади, то автоматически говорят: это мусульмане. Но далеко не все дагестанцы (а танцевали они) – мусульмане, и танцуют они, исходя из «этнических стереотипов поведения». Точных статистических данных о доле исповедующих ислам среди «традиционно исламских» народов нет,  но эксперт предполагает, что среди дагестанцев и чеченцев доля соблюдающих обряды ислама достаточно высока – примерно 70 %, среди ингушей этот показатель еще больше, а вот среди татар – не превышает 50 %.

«Когда говорят: «Вдруг мусульмане стали проблемой в Москве», кто именно имеется в виду?» --  поставил вопрос Ярлыкапов. По его словам, мусульмане в столице разделены по основным религиозным течениям: татары, в основном, исповедуют ханафитский ислам, тогда как все возрастающая доля выходцев с Северного Кавказа придерживается суннизма. Особая часть уммы – шииты (это азербайджанцы и небольшое число этнических русских, обратившихся в ислам). Кроме того, в Москве можно обнаружить последователей всех, вплоть до самых «экзотических», мировых современных исламских течений, особенно – среди молодежи. Важно также отметить, что мусульмане разобщены не только с религиозной точки зрения, но также этнически, но и политически. «С такой мозаикой и имеет дело московская публика», -- отметил ученый.

Всплеск общественного негодования, который регулярно сопровождает мусульманский праздник жертвоприношения Ураза-байрам в Москве – это, в первую очередь, промах властей города, считает Ярлыкапов. По его мнению, «вызывающих жертвоприношений» не было, проблема же была «раздута» некоторыми СМИ и блоггерами. «Для мусульман это долг, они обязаны его исполнить. А проблема решается просто – выделяется место властями, где они (жертвоприношения – прим. ред)  никого не раздражают». Однако главная проблема, приводящая к конфликтам, -- это нехватка мечетей, убежден выступавший.

Сколько же мусульман в столице? На этот вопрос, как оказалось, никто не может точно ответить, инструмента для такой оценки пока нет. Тем не менее, А.Ярлыкапов считает возможным говорить о 2 млн. последователей ислама в Москве. С такой оценкой категорически не согласна Ольга Вендина. По ее мнению, число мусульман в Москве колеблется в пределах от 700 тыс. до 1 млн. человек. И это совсем не мало: городским властям следует относиться к этому населению как «огромной общине с серьезными требованиями».

Между тем, оба эксперта с сожалением отметили жесткий стиль нового мэра Москвы в отношении подобных проблем. «Меня насторожило заявление http://www.molnet.ru/mos/ru/news/n_8/o_15128  Собянина: мне послышалось в его словах непонимание мусульман и попытка показать себя жестким руководителем, поставить мусульман на место», -- сказал Ярдыкапов. А О.Вендина отметила, что пока новый мэр «демонстрирует советскую традицию разрешения конфликта с позиции силы: достаточно громко скомандовать, сдвинув брови,– и все заработает». Однако такой авторитарный подход точно «не заработает» в современных условиях, считает исследователь.

В связи с этим возникает также закономерный вопрос: если мусульман в Москве много, при этом они разобщены, кто может представлять столичную умму в общении с властью? По мнению А.Ярлыкапова, более всего на эту роль подходит Совет муфтиев России (СМР) во главе с Равилем Гайнутдином. «Он монополист в Москве - все мусульмане приходят в Соборную мечеть, и он имеет шанс реально представлять всех мусульман в вопросах организации исполнения мусульманских традиций, организации праздничных мероприятий», -- сказал эксперт. Он считает, что конфликтная ситуация вокруг строительства мечети в Текстильщиках – хороший повод для активизации СМР, для того, чтобы «подтвердить свою претензию на лидерство».

Ученый не подвергает сомнению наличие исламофобии в России, более того – он «чувствует это на себе». Однако здесь Россия не отстает от Европы, где также отмечен рост неприязни к мусульманам. «Рост исламофобии вызывает ответную реакцию. Я не поддерживаю ее, но понимаю, что такие ответы неизбежны», -- сказал он.

С одной стороны, известно, что ослабить взаимное напряжение может просвещение: надо знакомить людей разных исповеданий с основами ислама, с мусульманской культурой и т.д. С другой стороны, Ярлыкапов опасается, что такой подход неизбежно приведет «к некоторой радикализации этих образованных». В любом случае, на государство эксперт не возлагает особых надежд: «Лишь бы государство еще хуже не сделало». Оба исследователя отметили, что у российских властей нет сегодня внятной политики в отношении мигрантов и межрелигиозного взаимодействия.

Единственный путь, противостоящий эскалации напряжения, -- это общественная инициатива. С этим теоретически согласна и Ольга Вендина, однако она отмечает отсутствие гражданского общества, слабость общественных инициатив в современной России. Кроме того, исследовательница уверена, что в межрелигиозном поле диалог практически невозможен: «Правоверные против православных, если и те, и другие фундаменталисты – это неразрешимо, тут невозможно договориться, каждый настаивает на своем». По ее мнению, если диалог и возможен, то только в социальной плоскости: «Корни проблем – состояние социума, мы развиваемся в последнее  время по ретроградному сценарию, ищем врага, чужого – это ключевая проблема обострения межэтнических и межрелигиозных отношений». А.Ярлыкапов подметил, что северокавказская молодежь интуитивно «нащупала объединяющий фактор»: футболки с общероссийской символикой сегодня более всего популярны именно в этой среде. Таким образом эта молодежь демонстрирует свое желание вписаться в общероссийский контекст, обозначить «политическую объединяющую».

С точки зрения социологии, нынешняя конфликтность, связанная с мусульманским населением регионов, в которых ислам не является исповеданием большинства, -- закономерное проявление болезненного процесса консолидации страны, отметила О.Вендина. Она подчеркнула, что «движущей силой этого процесса являются не русские, а другие народы». Более того, она отметила: «Я считаю, что за мусульманами – будущее России». В подтверждение своего прогноза она привела данные соцопросов, которые свидетельствуют: «Русские настроены очень пессимистично и патерналистски. А мусульмане, даже если они трудятся в тяжелых условиях, настроены более оптимистично, они видят будущее в нашей стране». Кроме того, не в пользу русского населения работает и демографический фактор: русские сегодня – «активно стареющий» народ.

А.Ярлыкапов скептически отнесся к такому прогнозу, однако подчеркнул, что население традиционных мусульманских регионов крайне заинтересовано в общероссийской интеграции: «Многие мусульмане, особенно с Северного Кавказа, не видят себя вне России». В завершение дискуссии специалисты сошлись на том, что кроме движения навстречу, другого пути у разных в этно-конфессиональном отношении групп российского населения нет. «Здесь многое зависит от нас, -- сказала, имея в виду русских, О.Вендина. – Насколько мы, пока мы большинство, сумеем им (мусульманам – прим. ред.) что-то предложить».

Юлия Зайцева, Москва, 25 ноября 2010 г.
Благовест-инфо