Show Login

  • Forgot your password?
  • Forgot your username?
  • CREATE_AN_ACCOUNT

Show Search

Thursday 25 May

Главная News of the Center Publications «Главные противники ношения хиджаба – сами мусульмане»
«Главные противники ношения хиджаба – сами мусульмане»

6Лекция на «Винзаводе» «Коды исламского мира в контексте европейских культурных ценностей»:

Сейчас идут процессы глобализации, а миграция является символом глобализации. Сегодня мы поговорим о мусульманских мигрантах в странах Западной Европы. Мусульманская диаспора имеет свои особенности: для многих это образ жизни, а не [просто] религия.

Мусульманская диаспора в Европейском Союзе значительна, там проживают более 20 млн мусульман. Статистический учет сложен: к примеру, во Франции конфессиональная принадлежность - частное дело граждан. Он - гражданин страны, а конфессия - его личное дело. Но по различным данным, на территории ЕС проживает более 20 млн мусульман, а общая их численность [в мире] - 500 млн.


Что собой представляет исламский мир? Этот термин достаточно условен. Нет единого исламского мира. Нельзя говорить, что есть мусульманский мир, который противостоит европейской цивилизации. Исламский мир - это конгломерат исламских государств, в котором есть свои противоречия. Есть достаточно сильное противостояние между суннитами и шиитами, есть некоторое противостояние внутри суннизма. Есть межгосударственные противоречия, наиболее печальный феномен - война между Ираном и Ираком. Но [при этом] любой мусульманин, приезжающий в Европу, чувствует себя частью мусульманской общности.

Второй момент: мусульманский мир в настоящее время находится в состоянии отсталости от западного мира, прежде всего технологической, но и идеологической, иногда - политической. Мусульманский мир идет в русле политики западного мира, за исключением Ирана.

Если мы обратимся к истории взаимоотношений исламского мира и Европы, то в раннее средневековье исламский мир в лице Арабского халифата, где процветали и науки, и искусства имел [серьезный] военно-политический потенциал. На территории Испании существовало исламское государство, арабские армии дошли до середины Франции. Только в битве при Пуатье христианским государям удалось прекратить наступление мусульман на территорию Европы. Потом был закат, но влияние осталось.

Еще один пример известный: в раннем средневековье в плане гигиены исламский мир стоял выше, чем Европа. Если говорить о современной ситуации, то исламский мир - это, прежде всего, отсталость.
 
Первая волна миграции на территорию Западной Европы началась в начале XX века, что было связано с европейским промышленным бумом. Пика она достигла в период Первой мировой войны. В начале XX века мусульмане воевали на стороне Антанты, это были в основном жители Северной Африки, магрибинцы. Они могли оставаться во Франции, получать пособие, жилье. Когда наметился промышленный бум во Франции, Бельгии, потребовалось большее количество рабочих рук, и они принимали представителей своих колоний, чтобы загрузить свои промышленные мощности.

В Британии происходили аналогичные процессы. В Британии это были выходцы из Индии, современного Пакистана и Юго-Восточной Азии. В Германии ситуация несколько иная, у нее были колонии на востоке африканского континента. Часть диаспоры представлена турками. Еще до Первой мировой войны существовали связи между Германией и Османской империей, и этот процесс переселения продолжается и теперь. В Италии, которая имела колонии в Ливии, не так много мусульман, там в основном выходцы из африканских государств и Восточной Европы, особенно из Румынии, много цыган.

Вторая волна - это 1960-е годы, это второй бум промышленно развитых стран, опять потребовались рабочие руки. Сказался и фактор алжирской войны.

Сегодня во Франции проживают 5 млн мусульман, в Германии и Британии - по 4, в Италии и Бельгии  - еще меньше. Во Франции, Англии, Бельгии существует большое количество организаций, которые занимаются проблемами, адаптацией мигрантов.

На примере Франции можно рассмотреть, что происходит со странами ЕС. Из 5 млн мусульман во Франции 85% - это магрибинцы. Ислам стал второй конфессией в стране, но светскость - это определяющий фактор. Церковь отделена от государства, но что значит светское государство? Николя Саркози определяет светскость как возможность исповедовать свою религию или не исповедовать никакой.

Это понятие светскости вызывало у мусульман отторжение. Но сегодня этого отторжения нет. Наибольшими противниками ношения хиджаба были сами мусульмане, есть такое движение, как светские мусульмане. Активную позицию занимают женщины-мусульманки, которые говорят, что хиджаб - это феномен прошлых веков, это подавление женщины, и в современной Франции такого не должно быть. За ношение хиджаба выступали социалисты, левые партии.

Во Франции существует мусульманская партия. Она существует полулегально, я не смог найти их штаб-квартиру, но у них есть сайт, где опубликована программа. Надо прямо сказать, что это проявление истинного демократизма во Франции. Во Франции есть огромное количество мусульманских организаций, которые защищают права мусульман в европейских государствах. Руководителем одного из подразделений «Партии зеленых» стал турок, и там не видят ничего дурного в этом. Ислам, хотят этого или нет европейцы, укоренился в Европе.

Во Франции действует политика ассимиляции, но сейчас этот термин заменили «национальной интеграцией». Вы прежде всего гражданин Франции, и вы должны знать язык, культуру Франции, соблюдать французские законы. Если вы гражданин, то вы принимаете конституцию, а конфессиональная принадлежность - это личное.

Другая модель - британская модель мультикультурализма. Они признают меньшинства, чтобы влиять на мусульманскую среду. Есть бенгальская община, есть пакистанская, и власти имеют дело не с каждым мусульманином, как во Франции, а с руководителем общины. В Британии, например, обсуждается вопрос, который поднимает и верховный судья, - о частичном признании шариатских законов для мусульман. Это вызывает критику. Британское законодательство было изменено, чтобы соответствовать системе исламских банков.

Третья модель - в Германии, там проводилась политика «гастарбайтерства». Предполагалось, что мигранты приезжают, отрабатывают и возвращаются. Но этого не получилось.

В Бельгии также проводится политика ассимиляции, как и во Франции. В Италии мусульман небольшое количество, поэтому какой-то определенной политики по отношению к мусульманам нет, там общая политика по отношению ко всем мигрантам.
 
Во Франции я беседовал с представителями различных слоев, СМИ, партий. Французы искренне верят в интеграцию мусульман. Там в большей степени проявляют интерес к мусульманам, чем сами мусульмане по отношению к французской культуре. Но может быть, это только мое мнение. Я беседовал со светскими мусульманами - это одно, с учеными-мусульманами - это другое, их не отличишь от французов. Когда говоришь с имамом - это третье.

У мусульман из среднего слоя присутствуют практицизм и, я бы сказал, цинизм при получении прав и льгот. Но это не касается всех мусульман.

И во Франции, и в Бельгии есть примеры, когда мусульмане добиваются успеха. Во Франции было 2 министра-мусульманки, одна из них, правда, ушла. Много мусульман в шоу-бизнесе.

Есть несколько тенденций в самом исламе. Прежде всего - евроислам. Его идеолог - Тарик Рамадан. Он говорит, что мусульмане, которые принимают ислам как конфессию, но полностью разделяют европейские культурные ценности, - это уже другие мусульмане, не те, что мусульмане из исламского мира.
 
Другое направление - индивидуальный ислам. Оно предполагает, что мусульманам не обязательно иметь умму - общину. Это уже не тот мусульманин, для которого ислам - образ жизни. Он прежде всего гражданин страны, а потом уже мусульманин. Это его личная ипостась. Эта позиция соответствует позиции европейцев, которые относятся к религии как к элементу частной жизни.

Есть также неофундаментализм, который провозглашает, что все мусульмане находятся под его эгидой. Они проповедуют концепцию общности, коммуны, создания зон, где действует два вида законов - законы демократической республики и законы шариата. Есть и радикальный исламизм. Есть такие мечети, подвальные гаражи, где эти мусульмане собираются и могут не привлекать к себе чужих взглядов.

80% мусульман активно не практикуют ислам. Они, скорее, принадлежат к индивидуальному исламу, они не полностью выполняют законы шариата, не позиционируют себя агрессивно. Из оставшихся 20% 15% - это практикующие мусульмане, они 5 раз ходят на молитву, но толерантны к французским законам. 5% - достаточно фанатичные мусульмане, которые отвергают интеграцию и ассимиляцию. И примерно 1000 мусульман на всю Францию и Бельгию - это радикальные исламисты, которые практикуют ислам в гаражах и подвалах и представляют опасность. Это не так много. То, что для теракта достаточно 2-3 человек - это другой вопрос.

Ситуация будет меняться. В Европе идет процесс выборочной миграции, происходит высылка тех, кто [не готов жить по европейским законам]. Но миграция будет расти. Для мусульман семья  - святое, у них больше детей. Есть даже прогноз, что 3/4 жителей Европы будут мусульмане. И есть три возможных варианта взаимодействия культур - сохранение различий, культурная конвергенция и культурная гибридизация.

Что будет в действительности, трудно сказать. То, что я видел, - это то, что французское общество принимает исламскую культуру, и в этом нет опасностей. Хотя есть и другие мнения - что исламская культура размывает корни европейской цивилизации.
 
Ответы на вопросы:

- Как вы оцениваете вероятность столкновения нацистов и неонацистов с мигрантам в Европе?

- Неонацистских движений не так много. Во Франции нет никаких проявлений неонацизма, за исключением редких моментов. Вообще неонацистов во франкоязычных странах нет. В Германии они существуют, в Швейцарии, но массовым это явление нельзя назвать. Таких скинхедов, как у нас, в Европе нет как социального явления.

- Каково социально-экономическое положение мусульман в Европе?

- Что касается доходов, то социально-экономическая ситуация в диаспоре хуже, [чем в среднем по стране]. В районах компактного проживания мусульман значительно выше безработица. Если в целом во Франции безработица составляет 8-10%, то среди мусульман - около 50%. В тюрьмах до 30%, как правило, составляют мигранты, и как правило, это мусульмане. Что касается торговли наркотиками, то в зонах мусульманских поселений она также практикуется. Безработица - это самый больной вопрос. Автопром переводится в другие регионы, это влечет рост безработицы. А в автопроме половина работников - тунисцы и алжирцы.

- А что вы скажете о мусульманах из Боснии и Албании?

- Боснийский и албанский ислам - это все же не ЕС. Есть информация, что они контролируют оборот наркотиков, в ряде европейских стран проведена операция по борьбе с наркотрафиком, трафиком оружия, но там речь шла о мафии восточно-европейской. Что касается албанской и боснийской мафии, то она не оказывает прямого влияния на ситуацию в ЕС. В будущем, возможно, она и будет нести эту опасность, но пока нет.

- Есть мнение, что мигранты спасают демографическую ситуацию в Европе.
 
- В Германии турки во втором-третьем поколении женятся на турчанках, немцы не хотят иметь родственников-турков. Во Франции больше смешанных браков. Один из министров в Германии сказал: [нужно] больше детей, но не мигрантов, не турок. Больше детей - это приветствуется, но смешения не так много. Мигранты играют значительную роль в приросте населения.
 
- Как вы думаете, позволят ли Турции вступить в ЕС?
 
- Я не думаю, что в обозримом будущем Турция вступит в Евросоюз. Многие этого не хотят, не хотят такого большого мусульманского государства в Евросоюзе.

- Есть мнение, о котором вы говорили, что мусульманская культура подрывает европейскую.
 
- Я говорил о том, что Европа искренне верит в интеграцию мусульманской общины в европейскую общность. Я хотел сказать, что есть толерантность по отношению к мусульманам. То, что некоторые мусульмане используют европейцев в своих целях, [правда]. Но говорить, что ислам в Европе - это негативно, я бы не стал. Есть люди, которые видят опасность того, что мусульмане размоют основы европейской цивилизации, но большая часть искренне верит, что будет происходить взаимовлияние, взаимообогащение культур. Никто не видит оппонентов в мусульманах. Во Франции мусульмане ведут себя так же, как французы, это тоже дружественное отношение друг к другу.

Есть те, кто не хочет интегрироваться, но их меньшинство. По поводу поджогов автомашин, столкновений с полицией, то надо отметить, что участвовали в них как мусульмане, так и французы. В 2005 году это были студенческие движения, которые связаны с законом о первом найме. Но эти бесчинства происходили на окраинах Парижа, в других городах, где острее воспринимается эта язва неустроенности. «Красного пояса» в Париже давно не существует, все рабочие выехали из этих районов, а заполнили их мигранты. Раз выехали рабочие, то нет налоговых поступлений, это ведет к обнищанию и разрушению этих районов, превращает их в гетто. Но французское правительство занимается развитием этих районов.
 
- Вопрос о взаимовлиянии и появлении гибридной культуры. Что мусульмане могут дать европейцам?
 
- Мне кажется, что это будут уже совсем другие мусульмане, в седьмом-восьмом поколении. Уже есть мусульмане в третьем поколении, которые не говорят на арабском, они теряют связи с исторической родиной, они - французы. У нас есть пример Камю, который был наполовину алжирец. Это будут другие мусульмане через 30 лет, и может, они не будут мусульманами в нашем понимании. Есть организации, которые требуют реформирования ислама, освобождения от устаревших догм.

- Как французские мусульмане относятся к тому, что Европа начинает войну против исламских государств?

- Здесь различные подходы. Общая позиция негативна. Мусульмане не поддерживают эту политику, но и многие этнические французы ее не поддерживают. Огульной поддержки Штатов нет. Есть выступления в защиту прав палестинского народа. Некоторые организации ведут сбор средств и направляют их в Палестину. Есть информация, что часть идет в Палестину, а часть - неизвестно куда, но это другой вопрос. Надо сказать, что в последние годы появились мигранты из Афганистана, из Ирака. Их не так много, но это новая тенденция.

- Не кажется ли европейцам, что европеизация мусульман приведет только к усилению террористических организаций, которые начнут бороться со своими же неверными, которые отошли от норм?

- Я так не думаю, многие мусульмане - уже не практикующие. Что касается террористических групп, то их как таковых на территории Франции не зафиксировано. Даже в США раскрыты эти группы, но пока не было такой информации, что на территории Франции есть такие группы. В тех районах, где практикуют ислам подвалов и гаражей, они находятся под контролем полиции, есть способы этот контроль осуществлять.

То, что делают французские власти - это хороший путь. Первое - это ужесточение законов миграции, высылка нарушивших законы. Выросло число высланных в разы, с 12 000 [в год] в 1990-х до 30 000 сейчас. Наполовину меньше принимается заявок на въезд мигрантов.

А второе - это недопущение маргинализации жилых районов. Это обустройство зон проживания мигрантов, создание интернатов для тех, кто не смог закончить школу. Усиливается политика вовлечения молодежи в спортивные, культурные мероприятия. Нельзя допустить, чтобы молодежь оказалась предоставлена бандитам.


Екатерина Чекмарева

 

Наши мероприятия