Логин/Пароль

  • Забыли пароль?
  • Забыли логин?
  • Создать пользователя

Строка Поиска

Вторник 26 Сентября

Главная Новости Центра Голландское гражданское общество глазами российской молодежи
Голландское гражданское общество глазами российской молодежи

___2010_065Это рассказ участника учебного визита в Амстердам в рамках проекта «Использование сети этнических организаций России для поддержки идей толерантности в молодежной среде». Подробнее о проекте вы можете прочитать здесь http://www.unitedagainstracism.org/pages/projects.htm . Рассказ участника второй группы Анастасии Свиязовой здесь http://www.interethnic.org/novosti-tsentra/molodezhnoe-puteshestvie-v-staryiy-gorod-amsterdam….html

Данный проект - второй между ЦМС и Европейской сетью против расизма и ксенофобии UNITED. Первый 18-ти месячный проект был осуществлен в 2006-2007 годах, он назывался «Utilization of the Network of Ethnic Associations for Opposing Xenophobia in Russia» и был направлен на создание сети этнических организаций в России. В финансировании обоих проектов принимает участие Еврокомиссия в рамках программы IBPP Institution Building Partnership Programme http://www.delrus.ec.europa.eu/en/p_311.htm, которая закончилась в этом году.

Подобные программы начались после серьезных перемен 90-ых годов, когда многие страны оказались на перепутье в очень нестабильном состоянии. Спонсоры рассчитывают инициировать социальные трансформации в Восточной Европе с помощью некоммерческих организаций. Ведь именно НКО являются одним из главных институтов гражданского общества, способных поддерживать демократию и мир. Программа работает в первую очередь с регионами вне «центров силы», чтобы активизировать всю остальную территорию России и расширить базис для демократии.

Общая цель всей программы 2009-2011 годов – объединить как можно больше молодежных и студенческих организаций России и подключить их к решению проблем, связанных с различными этническими меньшинствами. Руководитель UNITED Герт и волонтеры, помогавшие ему, показали нам на конкретных примерах, как институты гражданского общества работают в Европе, как активная молодежь занимается волонтерской работой и тем самым вносит свой вклад в благосостояние страны.

Голландия, эта мекка прав человека, встретила нас ледяным ветром и холодом. Но казалось, что чем больше мы узнаем страну, Амстердам, людей и устройство всей жизни, тем теплее становится.

Вообще Нидерланды – это большой мегаполис, который каждый год отвоевывает жилплощадь у моря. Во всей стране живет примерно столько же, сколько в день бывает в Москве. Плотность населения – около 400 чел. на кв.км. Это в 46 раз больше, чем в России. А в Москве около 80 чел. на кв.км.., что в 53 раза больше, чем в Амсе. Так что люди уже рождаются с пониманием того, что  удобнее и проще со всеми быть в хороших отношениях. При этом у каждого представителя среднего класса свой дом. Одноэтажная Голландия… Кроме того, это страна торговцев, которым всегда нужно было поддерживать  доброжелательные долгосрочные отношения. Но к русскими особенно теплое отношение, ведь у королевы Беатрикс русские корни.

На улицах столицы многонациональная толпа, и никто, как показалось, не чувствует себя ущемленным.

В Амстердаме мы жили недалеко от офиса UNITED. Раньше все дома у офиса были оккупированы сквоттами (захватчиками чужой недвижимости), разными группами по интересам и по ориентации. Теперь здесь законно располагаются несколько НКО.

1_copyУже на второй день (и последний дождливо-холодный) мы с экскурсоводом гуляли по старому Амстердаму. Наслаждались чисто голландской архитектурой (склеенные между собой узкими домиками с треугольными крышами) и пытались привыкнуть к проносящимся мимо нас велосипедистам.

Велосипед в Голландии – это национальный спорт, образ жизни, лучший друг, домашнее животное и для некоторых даже член семьи. Совсем маленькие дети ездят на деревянных велосипедиках без педалей. У велосипедистов приоритет перед машинами, но занимать пешеходную зону им категорически запрещено. Поэтому на "двухколесных друзьях" ездят или по специальным дорожкам, или, если их нет, у кромки автомобильной дороги.

Люди на велосипедах ведут себя спокойно и уравновешено, как и вообще в жизни. Чтобы обозначить желаемый поворот, они просто поднимают в сторону руку. Они не разговаривают, не кричат друг на друга. Зазевавшимся туристам типа нас просто заранее звенят.

В течение всего пребывания в стране нас сопровождали несколько волонтеров. Главным организатором была Марина из Белоруссии, которая работала переводчиком наряду с Марией Копельян из Центра Межнационального Сотрудничества. Также мы общались с Сарой из Испании, Паолой из Италии, Наташей из Англии и Мартином из Австрии. Все они работают в UNITED бесплатно. При этом жилье им дают и они получают около двухсот евро на еду. Довольно уверенно отвечают на вопрос "А зачем вам это надо": это интересно, позволяет получить важные по жизни навыки. Со всеми, кроме Марины, мы общались по-английски.

Ребята замечают, что если ты и учишь здесь голландский, то его сложно практиковать, потому что никто с тобой на нем говорить не будет. Всем проще сразу перейти на английский, который здесь практически второй государственный.

Сам голландский язык (the Dutch language) легко перепутать с немецким (около 60% совпадений), с английским (30%) и даже с французским (10%). Как считает какой-то шутник, так по-немецки говорит пьяный английский моряк с французскими корнями. Много шуршаще-свистящих звуков, очень сложная фонетика. Зато грамматика легче, чем в немецком.

В тот день мы обедали в ресторане в Городской библиотеке Bibliotheek, которая находится vежду музеем NEMO и Central Station. Кроме того, что там огромная коллекция книг (темы по этажам), там еще полно музыки, которую можно слушать бесплатно, и десятки компьютеров со свободным доступом в интернет. Люди могут лежать на полу, читая, негромко общаться, наслаждаться великолепными видами Амстердама.

5_copy20-го июня вечером мы пошли на Amsterdam Roots Open Air FESTIVAL в Восточный парк. Сюда съехались все самые колоритные персонажи Амстердама: новые хиппи с дредами, в сквоттерско-цыгано-бомжовских одеждах, в широких разноцветных юбках и штанах. Пришли, чтобы в парке послушать музыку разных народов мира, потанцевать, поесть необычной еды, купить сувениры. Вообще довольно необычно в Амстердаме слышать мелодию «Калинки-малинки», исполняемую испанцами на дудочках.

СКВОТТЕРЫ

На следующий день утром нас повели к сквоттерам. Представьте себе обычную такую улицу, на которой вдруг видишь просвет между домами. Приближаешься. На лужайке возведены самодельные постройки из досок и перекрашенных фургонов. Изрисованные граффити стены соседних домов, деревянный стол, плакаты и растяжки, не2_copyбольшой огородик. Конопля в горшочках, как фикусы.

Нас встретил один из пяти жильцов, симпатичный молодой человек в белой опрятной майке Luut, по совместительству президент “Youth for Environmental Action” и студент Амстердамского университета. Он открыл огромные ворота, сделанные в железной редкой сетке и поприветствовал нас в своем жилище под названием SWOMP (c голландского Smart Campers At Nice Places) словами: «Вы входите на территорию свободного государства!»

На этом месте были дома, после сноса которых землю не застраивали. Так что теперь ее полулегально занимает эта небольшая группа людей, ведущих такой протестный образ жизни. Соседям, говорят, нравится, потому что зелень и бабочки – это лучше песка и камней. «Иметь крышу над головой – это наше священное право, поэтому правительство терпит такие поселения», говорит Лют. Вообще сквоттеры – это люди, которые занимают пустующие дома через год после того, как оттуда съехали последние жильцы. Это связано с недовольством спекуляциями на рынке недвижимости, когда собственнику проще никого не селить в дом и просто его перепродать в тот момент, когда цены достаточно возрастут. А поскольку пару-тройку десятков лет назад жить в Амстердаме было буквально негде из-за потока мигрантов, зародилось такое движение. Они не только жили бесплатно, но и организовывали дешевые рестораны, так как не платили ренту. Есть мнение, что скоро этому движению придет конец, так как власти больше не хотят этого терпеть (получить квартиру для покупки или аренды в Амсе можно только по фиксированным ценам в порядке живой очереди, а сквоттеры обходят эту систему).

Свомповцы считают, что люди используют ресурсы неэффективно, и надо жить этично по отношению к природе. У нас зашел разговор о разнице в использовании земли: в Голландии она очень дорогая, но благодаря отлично отработанной системе и новым технологиям эта малюсенькая страна кормит всю Европу овощами и соей. Сквоттеры понимают, что сельское хозяйство зависит от цены на топливо. Поэтому они не ждут, пока горючее и газ закончатся, а действуют самостоятельно: сами выращивают овощи и цветы на своем огороде. Один из их домиков внутри выложен сеном, зимой топят печку дровами. Электричество получают с помощью солнечных батарей. Иногда прибегают к помощи газовой горелки. Пользуются биотуалетами, страшно гордятся тем, что сами выращивают кефирные бактерии.

Лют дает свой электронный адрес, но предупреждает, что на некоторые вопросы в письмах отвечать не будет, потому что правительству доверять нельзя: «Как только власть изменится, такие электронные письма будут использованы против нас в суде». Но сквоттеры – это не только и не столько оппозиция, сколько альтернатива существующему режиму.

FACTORYZZ” стал следующим пунктом обширной программы. Это молодежный культурный центр, который уже 4 года существует на деньги администрации города. Он разрабатывает социальные программы. «Мы делаем работу государства», говорит его директор на неплохом русском.

Центр приглашает ребят 12-20 лет для того, чтобы они с пользой проводили время, а не шлялись по улицам. Работает с понедельника по пятницу. 90% из ребят – мальчики из мусульманских семей («Да я знаю Коран лучше, чем они!» - восклицает директор), большинство марокканцы.

У Центра есть ежедневное расписание. Всего туда время от времени приходит 33 человека, на них работает четыре сотрудника и один начальник. При этом мальчишки со своей тягой разбиваться на группировки порой не желают проводить время с «чужаками». Но расизма здесь нет. «У нас в городе другая проблема. Так, меня заливает соседка с верхнего этажа. Я к ней стучусь, а она не понимает, что я ей говорю», жалуется директор.

Во время рассказа директора в просторное светлое помещение заходят двое прилично одетых мальчишек со смуглой кожей. Они испуганно поглядывают на нашу большую группу, но потом начинают играть с нами в настольный футбол и бильярд. В зале висят колонки, еще есть кухня, что-то вроде офисов. Директор угощает:

- У нас кофе, чай, кексы.

- Кексы с чем?

- Что ты хочешь? У нас все есть, только водка кончилась… - шутит он.

Он ждет инициативы от детей, считает, что они сами должны что-то делать и придумывать, ведь есть же деньги и материалы. Кроме того, здесь они могут выполнять домашнее задание. Сюда могут ходить и мальчики, и девочки. Для последних есть специальный день, среда. Но они редкие гости, потому что по мусульманским традициям женщина должна сидеть дома.

3_copyНа следующий день мы поехали в типичную голландскую деревню, ставшую музеем, под названием ZAANSE SCHANS. Здесь седой харизматичный голландец показал нам, как делаются традиционные деревянные башмаки кломпены. Мы с ним разговорились, и когда мы сказали, что из России, он признался, что часто бывал у нас в стране с концертами. Его зовут Marcel Kapteijn, и он солист известной группы Ten Sharp http://www.tensharp.com/www/uk/index.html , песню которой под названием “You” даже современное молодое поколение знает чуть ли не наизусть.

В этой деревне мы насладились пейзажем и поднялись на мельницу, где увидели механизмы, с помощью которых делают краски.

4_copy_copyВ городе ВАХЕНИНГЕНе из примерно 40 тысяч жителей большая часть – студенты. Потому что здесь находится Wageningen University, где изучают Life Sciences – все для того, чтобы улучшить уровень жизни. Их девиз – “To explore the potential of nature to improve the quality of life”. Этот университет входит в список двухсот лучших университетов мира и в десятку лучших в Нидерландах.

Главный корпус университета похож на осовремененный Хогвардс, только здесь много света, кирпича и дерева. Вместо стен и потолка – окна. Огромные пространства, переходы и площадки на разных уровнях. Все сделано из современных экологичных материалов, вместо одной стоят три-четыре мусорки. Во время экскурсии видели много лабораторий и компьютерных классов за полупрозрачными матовыми стеклами.

Главное здесь – это коммуникации друг с другом. Все прислушиваются к мнению друг друга, преобладает уважение к личности, и этом студенты к преподавателям обращаются на «ты». Обучение в основном на английском, потому что в университете много иностранных студентов.

Из университета мы направились в здание LA13, где базируются разные студенческие организации. Представитель известной международной AIESEC предложила поучаствовать в программах международного обмена. А председатель одной из партий студсовета Университета объяснила, как построено местное студенческое самоуправление и как учащимся удается влиять на администрацию. Все эти ребята в организациях – волонтеры. И двое девушек, которые нам показывали спорткомплекс, тоже.

В спорткомплексе студенты могут заниматься всего за 70 евро в месяц. К их услугам огромное количество разных секций, начиная от футбольной и заканчивая плавательной. Подобное оснащение спортзалов отечественным спортивным секциям и не снилось... Заняться скалолазанием или поиграть в сквош нам не дали, зато мы наигрались в пионербол на песочной площадке.

Вообще волонтерить в Европе – это не стыдно. Обычно если студент берет себе год посреди обучения для того, чтобы поработать бесплатно, он формально продолжает учиться, и тогда у него не отнимают многих привилегий, положенных студентам. Кроме того, ему платят стипендию в 250 евро не только в этот год, но и до конца его первичного срока обучения плюс дополнительно в течение примерно девяти месяцев. Таким образом университет стимулирует получение бесценного организаторского и другого опыта. Но студент при этом обязан платить за обучение около тысячи евро в год.

Также поговорила с волонтером UNITED австрийцем Мартином. Он считает, что его вклад в общество может быть отличным от вклада африканцев или, скажем, азиатов. «Одни рожают, потому что в конце жизни иначе их никто не будет содержать, а я просто на пенсии приду к австрийскому правительству и протяну руку, - со спокойной улыбкой говорит он и показывает, - и мне дадут все, что нужно». Иметь детей он пока не хочет. Сначала нужно попробовать изменить мир, а потом приглашать в этот мир других людей. И зачем рожать новых, когда и так столько сирот и несчастных? Он будет усыновлять. Но только когда найдет подругу жизни, которая целиком разделяет его ценности.

В Нидерландах нет представления, что если ты работаешь, то должен непременно зарабатывать. На самом деле главное – чувствовать свою нужность. И работать не на себя, а на благо общества – это удовольствие!

Но не стоит думать, что можно приехать в Нидерланды, оформить вид на жительство и ничего не делать, потому что будешь получать приличное пособие по безработице. На самом деле тебя будут заставлять приходить на биржу труда, будут ждать на тренингах, будут обучать навыкам прохождения интервью и т.д.

houseПотом дочь Герта повела нас в не совсем типичное студенческое общежитие, которое сами ребята называют “THE CROOKED HOUSE”, или «кривой дом». Впрочем, находится оно во вполне обычном слегка наклоненном голландском трехэтажном доме.

Этим домом владеют пять постоянных жильцов, среди которых высокий блондин Luuk, устроивший нам экскурсию. В этом своеобразном общежитии были многие поколения студентов, каждый из которых оставил в нем частичку себя. Так, одна стена на первом этаже целиком обклеена удивительными фотографиями детей со светлыми волосами: один из жильцов работал фотографом в зоопарке. Вместо перил на второй этаж к стене приделано весло, а над коридором у потолка сидит огромная утка, и уже никто не помнит, кто ее туда посадил и зачем.

Ребята стараются экономить все, что можно. Так, на кнопке включения отопления грустная рожица.

Готовят кто когда хочет, звонят друг другу и спрашивают, будут ли есть. Убираются по расписанию. У них даже есть маленький садик, в котором так приятно читать долгими летними  вечерами.

На ужин мы поехали в здание Sela, где находится студенческая организация SSR-W, что значит «Ассоциация христиан-реформистов». Впрочем, от религиозной тематики ребята уже давно отошли. Об этом и обо всем остальном нам рассказывал председатель Peter, представительный уверенный в себе молодой человек. Их девиз – «Свобода через правду». Членский взнос – 100 евро. Берут только избранных.

Он отвел нас в подпольное темное помещение, где ни в коем случае нельзя пользоваться мобильными телефонами, потому что это место исключительно для личного общения. Всю аппаратуру и все для бара ребята покупали и устанавливали сами. Здесь проводят презентации так называемые «годовые клубы», группы, в которых состоят только люди с одного курса обучения. Одна девушка из числа членов такого клуба объясняет: «Ты никого не знал, когда поступил в университет, а тут у тебя сразу появляются знакомые. Ты учишься общаться, проводишь время с людьми, которые тебе нравятся». Эти клубы организуют игры, в которых должны участвовать все остальные. В конце года подводятся итоги и объявляется победитель.

Также есть так называемые «Братства» и «Сестринства». Говорят, дружба, начавшаяся здесь, потом длится всю жизнь.

В Sela есть специальная архивная комната со шкафами, овальным столом и кожаными креслами вокруг него. Здесь хранятся альманахи, которые ребята выпускают раз в пять лет. В них описывается вся жизнь организации.

После посещения архива Петер привел нас в самую секретную комнату, в которой проводят свои встречи разные группы. На стенах – что-то вроде флагов разных «Братств» и «Сестринств». Там был спертый воздух, сильно пахло сигарами. Выяснилось, что это из-за того, что группа Петера встречается раз в три недели, и они здесь пьют, курят и обсуждают мужские темы: «Если бы мы встречались каждую неделю и занимались этим, мы бы умерли».

Также в здании есть мастерская, где ребята печатают разные изображения на футболках. Раньше печатали и постеры. Здесь, как и везде, кроме архива, беспорядок. Особенно в кабинете руководителя: повсюду валяются шмотки, значки, бутылки, к изрисованным стенам прикреплены плакаты. Из стены над креслом Петера торчит огромное свиное рыло.

В целом все это производит впечатление совершенной свободы самовыражения. В коридоре большими буквами выведено: BORN TO BE ALIVE! Действительно, эти люди действуют, они все время чем-то занимаются и одновременно наслаждаются жизнью.

На следующий день почти все участники первой группы уехали. Путешествия – это в очень хороший способ по-другому взглянуть на свою страну и понять, что ничего «нормального» не существует, говорит директор UNITED Герт. Повсюду могут появляться лучшие идеи и более удачные решения. Важно смотреть вокруг себя широко открытыми глазами и применять дома то, что тебе понравилось в другой стране. Так, некоторые участники первой программы сделали большой шаг вперед: выучили английский, лучше стали понимать межнациональные вопросы и способы разрешать проблемы и даже сами стали тренерами.

«Нужно понять, что общество – это МЫ, а не Я. – настаивает Герт. – Нельзя обвинять государство, если ты сам ничего не делаешь. Надеюсь, что участники этой программы останутся активными, организуют что-то в своих вузах. И, конечно, у них появится больше понимания «инаковости» других людей, они будут ценить разнообразие и не оценивать его негативно с самого начала».

Полина Мякинченко

Фото автора и Екатерины Кирсановой